Встать на крыло

Во сколько лет вы ушли из родительского дома? Я в 17, сразу после школы, уехала из родного Гомеля в Минск учиться в университете. Маму тогда подруги отговаривали: как же ты, мол, отпускаешь единственного ребенка, она ведь из Минска к тебе уже не вернется, а вам нужно держаться вместе – мало ли что в жизни случается… Много чего случилось с тех пор в нашей с мамой жизни, но в Гомель из Минска я действительно не вернулась – если иметь ввиду «насовсем», но бываю. Все те страхи, которыми подруги пугали отпускающую меня в соблазны большого города маму, оправдались и случились, это факт. Это закалило, сделало сильнее и смелее – и меня, и маму. И я сегодня всем друзьям и знакомым говорю: не бойтесь отпускать детей в одиночное плавание. Они сделают ошибки и набьют шишки – это конечно, без этого никуда. Но, как показывает опыт (и, поверьте, не только мой), есть большой смысл в том, чтобы сделать основные (и неизбежные) жизненные ошибки в молодости: пока мы живы, практически все можно исправить. Ну, и повзрослеете раньше.

LeavingParentsHouse

Но многие в наше время не хотят именно этого – взрослеть. Уж не говоря о том, чтобы «пораньше». Родители не хотят отпускать своих детей учиться и жить в другие города, дети с радостью остаются жить в «мама отель», как это называют в Европе, или в родительском доме, как это называем мы. Это ведь действительно удобно и, самое главное, куда дешевле самостоятельной жизни: ни за съемную квартиру платить не надо, ни за питание – какая мать оставит ребенка голодным?

Не знаю, ведется ли у нас такая статистика, но вот в Великобритании подсчитали и почти прослезились: в 2018 году 3.4 млн. молодых людей в возрасте от 20 до 34 лет продолжали жить с родителями. Это четверть всего населения в этом возрасте, и это на один миллион (!) больше, чем было за 15 лет до этого, в 2003 году. Говорят, что всему виной не растущая инфантильность, как, возможно, подумали вы (и я вместе с вами), а …острая нехватка жилья, которая привела к тому, что цены на недвижимость стали заоблачными и, значит, не по карману молодым. Ведь раньше как было? Те самые 15-20 лет назад британцы появлялись на рынке недвижимости как самостоятельные покупатели в 20 юных лет – раньше, чем чуть ли не во всех остальных странах Европы. Но это было в 1990-х и начале 2000-х, когда кредиты были доступными – без всякого, в сущности, обеспечения, именно это и вызвало финансовый кризис 2008 года, от которого мир не отошел до сих пор и о неизбежном повторении которого с незавидной регулярностью говорит.

В Великобритании тогда говорили о «жилищной лестнице»: сначала вы снимаете квартиру с сокурсниками, потом самостоятельно, потом покупаете маленькую квартирку, увеличивая ее в размерах и улучшая ее местоположение параллельно со своим карьерным ростом. В континентальной Европе это и тогда, и сейчас выглядело иначе: в той же Германии почти 60% населения недвижимостью не владеют, но снимают ее. И не только потому, что у них нет денег на покупку, а потому, что немцы и прочие европейцы весьма мобильны: они двигаются за работой, а не ищут работу только в том месте, где живут. Племянник моего мужа живет во Франции и меняет место жительства каждые пару лет – с каждой сменой работы. Причем зарплата всякий раз становится выше, квартира просторнее, не недвижимость его не связывает (как связывает она, например, нас). Мечтает – потом, когда-нибудь потом, еще не скоро – купить домик в деревне (и чтобы деревня была совсем маленькой) на берегу моря и жить там вдали от суеты мегаполисов, в которых приходится работать. Но самостоятельно, не в родительском доме, он живет давно.

Говорят, другая причина того, почему молодые люди предпочитают оставаться дома как минимум до окончания университета (и поэтому, кстати, многие выбирают университеты в родных городах) – то, что у них с детства есть своя комната в родительском доме. А где своя комната, на двери которой можно вывесить табличку «Без стука не входить!», там и приватность. Удобно: всегда есть что поесть, всегда есть кто-то (мама, конечно), кто постирает, погладит и даже сменит постельное белье. А если не повезет, то мама еще и крепко внушит мысль своему мальчику: никто никогда не будет заботиться о тебе так, как я. И в большинстве случаев это окажется правдой: на такую заботу способны только мамы. Но значит ли это, что мальчики не должны уходить из дома? Британцы в этой связи подсмеиваются над итальянцами и говорят о «феномене избалованных итальянских мужчин», которые так долго живут в обволакивающем материнском коконе, что не женятся очень долго или не женятся вообще: ну кто о них будет заботиться так, как мать? Правильно: никто. Но зря, зря британцы подтрунивают над итальянцами: они такие же. В родительском доме в 2018 году неприлично долго задерживались 2.1 млн. молодых мужчин против 1.3 млн. молодых женщин. И когда моя мама в следующий раз упрекнет меня в «излишней самостоятельности» (ведь сколько бы ни было нам лет, для родителей мы всегда дети), я ей отвечу: это у меня в крови, вспомни себя. И добавлю: спасибо, что отпустила. А всем знакомым повторяю: не откладывайте начало самостоятельной жизни своих детей. Там труднее, конечно, чем в детском саду, но как интересно!

А сколько было вашим детям, когда они встали на крыло?

Опубликовано в газете «СБ. Беларусь сегодня» (www.sb.by)



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.