Уважение к памяти

В стране, которую он создал, его ласково называют «батюшкой». К религии это не имеет отношения, но к культу – вполне. Мы бы назвали «отцом-основателем», но этому званию не хватает нежности и обожания, которое есть у чехов. Он так любил свою жену, что сделал ее девичью фамилию своим вторым именем. В любом чешском городе вы найдете улицу его имени и памятник ему. На каждом всего три буквы: TGM. Каждый чех и словак знает, что они означают: Томаш Гарриг Масарик, первый президент Чехословакии. Сегодня ему 170.

Масарик – словак по отцу и немец по матери – и сегодня непререкаемый моральный авторитет для чехов. Над его памятником у входа в Пражский град девиз всей его жизни и завещание для политиков: «Не лгать. Не боятся. Не красть». Всегда актуально.

MasarykPrague0002

Казалось бы, жизнь TGM изучена вдоль и поперек, и в ней не осталось белых пятен. Об этом когда-то сильно позаботился Карел Чапек, опубликовав многотомные «Беседы с Т.Г.Масариком», с которых начался прижизненный культ личности, который никто даже и не пытался развенчивать. Как революция 1989 года, а потом развод 1993 года, в Чехословакии, а потом в Чехии и Словакии, все куда более «бархатное», чем в наших краях: и революция, и развод, и даже культ личности. Когда президента называют не «отцом народов», а «батюшкой», по-другому и быть не может.

Но есть, есть кое-что в биографии первого президента Чехословакии, что не дает спокойно спать некоторым исследователям. Вот, например, было дело, что юный Томаш бросил учебу, пошел работать в кузню, а его там нашел школьный инспектор и заставил вернуться к учебе. В гимназии в Брно у Масарика случился конфликт с директором, и его отчислили. Но появился главный полицмейстер, увез опального в Вену и определил на учебу в лучшую гимназию. Томаш был репетитором в богатейших венских семьях и перезнакомился чуть не со всей тамошней аристократией. С чего бы, казалось, такие милости?

Родился в простой семье: долгое время остававшийся неграмотным отец Йозеф (именно сын Томаш научил его читать и писать) был кучером, со временем дорос до управляющего имением, а мать Тереза была кухаркой. Кстати, она была старше своего мужа на 10 лет, а Томаш родился через семь месяцев после заключения брака. Ну, вы понимаете, в чем дело? А дело, говорят некоторые исследователи, в том, что брак этот кто-то «устроил», а Тереза на свадьбе уже была беременна, и не от своего будущего мужа. И кто-то весьма высокопоставленный был заинтересован в том, чтобы Томаш хорошо учился, и чтобы все у него в жизни складывалось. Сам Томаш своим отцом называл неизменно Йозефа, а себя самого «словаком без примесей», несмотря на то, что мама его Тереза говорила в основном на немецком.

Некоторые историки – из тех, кто жаждет сенсаций и сторонники теории заговора – подозревают: на самом деле отцом основателя Чехословакии был… барабанная дробь… император Австро-Венгрии Франц Иосиф. Не тот убеленный сединами благообразный старец с длинными бакенбардами, портреты которого вы, вероятно, видели в исторических книгах, а еще совсем юный 19-летний юноша, сбежавший с матерью из Вены во время восстания 1848 года и некоторое время живший в Моравии, в том числе и в городе Годонин, где жила тогда и все еще прекрасная (хотя уже и не такая юная) кухарка Тереза Кропачкова. В Годонине родился и Томаш Масарик.

Теорию «императорского президента» активно продвигает в своей книге писатель Давид Глокнер. Историк музея Масарика в Годонине Марек Варека захотел эти слухи или развеять, или (на что он надеялся) подтвердить. Купил чемодан одежды, принадлежавшей, как утверждают, Томашу Гарригу Масарику, и собрался сравнить ДНК с этой одежды с ДНК его детей, чтобы подтвердить, что речь идет о генетическом материале именно чехословацкого «батюшки». После подтверждения он хотел бы сравнить этот материал с ДНК потомков мужского пола его отца (у Томаша было два младших брата). Если этот анализ покажет, что Томаш не был сыном Йозефа Масарика, настойчивый историк хотел бы использовать для сравнения генетический материал, который можно получить с хранящегося в чешском музее носового платка, пропитанного кровью убитого в Сараево эрцгерцога Франца Фердинанда – это ведь ДНК Габсбургов. Технически все логично и теоретически возможно.

Но большинству чешских историков эта идея, да и вообще вся эта теория не нравится: они говорят, что подход этот «желтый» и оскорбляет память любимого всеми «батюшки». Кстати, первым теорию об «отцовстве» Франца Иосифа в 1994 году высказал чешский философ Отакар Фунда после того как поработал в венских архивах и нашел удивительные факты из биографии первого президента. Но делать себе имя на публикации этой теории не стал: посчитал, что доказательств нет. С тех пор их и пытаются найти. Документалист Давид Вондрачек обратился к правнучке Масарика за разрешением провести анализ ДНК останков первого президента, но она отказала категорически, заявив, что это было бы неуважением не только к его памяти, но и ко всему чешскому народу. И, кажется мне, была права: некоторым загадкам истории лучше оставаться неразгаданными.

Фото автор

Опубликовано в газете «СБ. Беларусь сегодня» (www.sb.by)



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.