Учитель народов

Он всегда у меня с собой, открыл кошелек, достал банкноту в 200 крон – и пожалуйста, любуйся, сколько хочешь: Ян Амос Коменский, которого многие страны и народы Европы считают своим. Благообразное лицо с густой курчавой бородой, пронзительный взгляд… Прежде чем с ним расстаться, расплатившись банкнотой в магазине, думаю: сколько интересных совпадений и поводов для размышлений он мне дает!

JanAmosKomensky1

Повод первый – личный, но, возможно, самый важный: моя мама и Ян Коменский родились в один день, 28 марта. Мама моя по профессии и еще больше по жизни (как, впрочем, и все мамы) педагог, раздающая самые разнообразные советы направо и налево: «А знаешь ли, что вот так будет лучше?». Это самый мягкий вариант. Обычно советы наших мам, особенно тех, что выросли в Стране Советов (а таких все еще большинство), звучат как указания: туда ходи, а туда не смей, и шапочку, шапочку надень! Хотя это из разряда самых простых, от которых еще можно отмахнуться: снять шапочку в подъезде, чтобы не мешала демонстрировать красоту прически и не сказать маме, куда ходила на самом деле (хотя если вдруг правда вскроется, это, конечно, чревато). Когда я сегодня, услышав «а беленькая шапочка тебе красивее, чем черненькая», напоминаю маме про свой возраст, она умело (поднаторела за десятилетия) парирует: «Я же выросла в Стране Советов! Не умею по-другому!». Не исключено, что Ян Амос Коменский ею и миллионами других мам, для которых мы всегда дети («куртку застегни, а то простудишься!») гордился бы.

Повод второй. Я много лет прожила в Китае, где по всей стране стоят не только памятники, но и храмы Конфуция (конфуцианство не так чтобы религия, но зато отношение к образованию почти религиозное). Да что там Поднебесная, вся Азия утыкана храмами Великого Учителя. Именно так его здесь называют – с двух больших букв, если в переводе. «Все люди по природе добры», – говорил Конфуций, и я вспоминаю его слова всякий раз, когда сталкиваюсь с обратным. Знаете, помогает. Но у этой знаменитой фразы, которая дает мне и миллионам других людей надежду и возвращает веру не только в себя, но и во все человечество, есть ведь и продолжение: «…но одни из них прозрели раньше, а другие позже, поэтому позже прозревшие при непременном условии подражания знаниям и поступкам прежде прозревших могут очистить свою природу и возвратить ей ее первобытные совершенства». Знания! Нам нужны знания и поступки, чтобы стать добрыми – такими, какими нас и задумала природа. Об уме, эрудиции – ни слова. Они, надо полагать, дело наживное, захочешь – наживешь, а вот доброта у нас врожденная, даже если вы в этом сильно сомневаетесь.

JanAmosKomensky2

Яна Амоса Коменского называют «учителем народов». Он учил на своей родине в Чехии, потом в Польше, Трансильвании (сегодня Румыния, тогда Венгрия) и Нидерландах. И всеобщее это его европейское признание дает мне третий повод для сравнения: с Франциском Скориной, которого «своим» признают и Литва, и Чехия. На фигуры такого масштаба и значения ни у одной страны нет монополии. Для исторической родины иногда обидно, но для мест, в которых трудился и пригодился – в самый раз.

Если для вас сегодня урок в школе от звонка до звонка – штука привычная, знайте: этим вы обязаны жившему в XVII веке Яну Амосу Коменскому. До него обучение было индивидуальным, он начал объединять учеников в классы по возрасту и даже без половых различий, что в те времена было новшеством невероятным. Он считал, что обучение нужно начинать как можно раньше (так что все те, кто занимаются ранним развитием ребенка, являются его последователями, даже если об этом не знают), а учебный материал должен соответствовать возрасту учеников. Он верил в великую силу человеческого разума, способного вместить в себя все. Только нужно соблюдать последовательность и постепенность, переходя от близкого к дальнему, от знакомого к незнакомому, от целого к частному – так ученики смогут  усвоить систему знаний, а не отрывочные сведения. Кажется избитым стереотипом? Все правильно: сегодня это и есть привычный шаблон школьного и любого другого обучения. При жизни Ян Амос Коменский был революционером в педагогике. Даже сегодняшняя система – начальная, средняя и высокая (как, например, в его родной Чехии) школа – придумана им. Первую ступень он называл «материнской», в Чехии она и сегодня так называется: materska skola.

Система образования Конфуция завоевала Поднебесную только после его смерти, а вот Яна Амоса Коменского признали при жизни. Он преподавал в польском городе Лешно, по приглашению князя Дьёрдя II Ракоци осуществлял реформу образования в Трансильвании, много работал в Амстердаме. Написал огромное количество учебников. Сейчас мы ими не пользуемся, но принципами, которые в них заложены – по-прежнему. Простой пример: в 1658 году он написал «Мир чувственных вещей в картинках», и с тех пор рисунки – неотъемлемая часть любого учебника: так нагляднее.

В общем, 28 марта я не только подниму бокал за здоровье своей мамы в день ее рождения, но и за великого Яна Амоса Коменского.

Опубликовано в газете «СБ-Беларусь сегодня» (www.sb.by)



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.