Опасайтесь не слов, а интерпретаций

Когда я работала над книгой «Феномен Валентина Елизарьева» о нашем выдающемся хореографе (премьера назначена на 18 февраля), читала много статей, выходивших сразу после премьер его балетов. Потому что балет, как и любой другой вид искусства, нужно воспринимать в контексте времени. И очень интересно осознавать, что многие балеты, которые мы сегодня воспринимаем как белорусскую классику – «Кармен-сюита», «Сотворение мира» – в свое время (1974 и 1976 годы) произвели ошеломляющие эффект на зрителей и даже стали художественной революцией. «Спартак» (премьера прошла летом 1980 года) некоторые СМИ спустя годы назвали «сексуальной революцией», а слух о том, что в начале второго акта («Пир у Красса») «показывают такое, такое», прокатился по всей республике. Кстати, чтобы понимать, почему СМИ заговорили о сексуальной революции в балетах Елизарьева, важно понимать время: в 1970-х эта тема была табуирована, а в 1990-е об этом можно было говорить. Ой, я же собиралась не об этом, но как только начинаю о балетах Валентина Николаевича, не могу остановиться, извините. Так вот в статьях, посвященных премьере «Спартака», балет назывался «подарком советским олимпийцам», а один материал был озаглавлен «Олимпиада начинается победой «Спартака». Но когда я спросила хореографа, ставил ли он свой балет к Олимпиаде-80, он очень  удивился: «Нет». И сказал что-то не слишком приятное в адрес журналистов, которые могут любое событие интерпретировать так, что автор не узнает. Это мы, конечно, можем.

Времена советской прессы, которая в каждом «Спартаке» видела идеологию, а в Кармен – борца с социальной несправедливостью, прошли, но любовь к интерпретациям осталась и ушла в массы. С Валентином Николаевичем мы сошлись на том, что когда художник выпускает свое творение в свет, он должен быть готов к тому, что интерпретаторов будет столько, сколько зрителей или читателей. Во-первых, каждый увидит свое, а во-вторых, интерпретации меняются со временем. И это знаем не только мы с Елизарьевым, но и Джоан Роулинг, которую не приглашают на юбилей фильмов, созданных по ее книгам. А две американские лиги квиддича (квиддич, как вы помните, изобрела именно Роулинг для «Гарри Поттера») собираются сменить название – только бы у игроков и зрителей не возникали ассоциации с писательницей, а в эту игру, между прочим, играют 450 команд в 30 странах мира. Удивительная история, правда? Она вам покажется еще более удивительной, если вы узнаете, из-за чего Джоан Роулинг, вернувшая миллионам детей любовь к чтению, попала в опалу не только у мировых СМИ, но даже у поклонников Гарри Поттера. Потому что интерпретировать можно не только произведение, но и любое высказывание его автора.

Еще недавно всемирно любимая писательница, отстаивающая идею о том, что женщинами рождаются, снова высказалась на эту тему после того, как полиция Шотландии подтвердила, что будет регистрировать насильников физиологически любого пола как женщин, если те считают себя такими. Не сразу поняли? Перечитайте еще раз. Снова удивитесь и еще раз прочитайте. И если вы не удивились, вы точно не Джоан Роулинг. И я даже не знаю, что еще вас может удивить.

Жительница Эдинбурга Роулинг назвала мышление шотландской полиции оруэлловским «двоемыслием»: «Война — это мир. Свобода — это рабство. Невежество — это сила. Насильник с членом — это женщина».

Знали бы вы знали, какую дискуссию вызвали эти слова! И не только дискуссию, между прочим: Роулинг травят в соцсетях и угрожают изнасилованием. Архиепископ Кентерберийский встал на ее защиту: «Свобода слова для того и существует, чтобы облегчить поиск истины и сделать общество терпимее и справедливее». С терпимостью пока туговато.

Ранее Джоан Роулинг уже обвиняли в трансфобии, а она оправдывалась: «Если не существует пола, то не существует и однополого влечения. Если не существует пола, то совместно прожитая реальность всех женщин в мире стирается. Я знаю и люблю трансгендерных людей, но уничтожение концепции пола отнимает у многих возможность осмысленно обсуждать свою жизнь».

Все это – пришедшая в Европу из США «культура отмены», когда остракизму подвергают недостаточно «прогрессивных» людей и организации, причем кто недостаточно «прогрессивен» решает меньшинство – как правило, агрессивное. В результате, как показывает недавний опрос в Великобритании, 57% британцев ловят себя на том, что не высказывают свои взгляды по политическим или общественным вопросам, потому что боятся осуждения, 40% не откровенничают на работе, 34% в соцсетях, 31% с друзьями и 21% с семьёй (даже с семьей!). Потому что не знают, как их слова будут интерпретованы, потому, что у них нет такого крепкого внутреннего стержня, как у Джоан Роулинг, которая, как и ее герои, выстаивает в любых ситуациях.

Когда художник выпускает свое «дитя» – произведение или высказывание – к людям, он не знает, какая судьба его ждет – и произведение, и художника. Давайте будем добрее друг к другу, а?

Опубликовано в газете «СБ. Беларусь сегодня» (www.sb.by)



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.