Обретение смыслов

Вы заметили: мы стали подменять счастье исполнением желаний? Желать стали больше, чем мечтать? Вместо того чтобы быть счастливыми, хотим обладать? И чтобы все окружающие о нашем обладании знали? И если это так (а во многих случаях именно так), я скажу то, о чем давно думаю, но до недавнего времени не хотела говорить вслух: быть счастливым – необязательно. Потому что счастье исполнения желаний и счастье обладания – не то, к которому мы (ну, хорошо, лично я) стремились многие годы.

Недавно по рекомендации подруги я прошла «Марафон желаний» Елены Блиновской – при всем моем скептицизме к марафонам и уж тем более к методикам исполнения желаний. Но любопытство – то главное, что движет женщиной и журналистом, то, из-за чего мы с такой безоглядностью бросаемся во все новое – перевесило доводы рассудка. К тому же где-то в глубине сознания живет – а чем, понимаете, судьба не шутит… Что прошла – не жалею: там оказалась масса полезного с точки зрения психологии материала. И бесшабашная легкость, когда отпускаешь свои желания, даже если не веришь в то, что сбудутся… Но вот что меня во всей этой истории смутило: слишком много материального. И те примеры, которые Елена приводила как «истинные» желания, про которые Вселенная дает подсказку (сейчас модно верить в то, что Вселенная знает, как нам лучше, и всегда играет на нашей стороне – конечно, при условии, что мы знаем «истинных себя») – про выбор тумбочек в спальню и попытку загадать BMW X3, когда на самом деле хочется Х6, меня как-то… А потом, когда участницы стали делиться фотографиями многочисленных iPhone, которые по ходу марафона им дарили мужья и возлюбленные, доказывая «Это работает! Я загадала желание, и оно сбылось!», мне и вовсе стало грустно. Это желания. А о  чем мечты?

Мы стали подменять мечты желанием иметь и ищем доказательства любви в том же – возможности обладать, но теперь уже не душой и телом возлюбленного: «Любишь? Подари iPhone!», «Любишь? А где моя новая машина?». И – фото, фото в социальных сетях: посмотрите, как меня любят, посмотрите, что мне подарили, а посмотрите, что у меня есть. Проблема, кажется мне, в том, что радость от такого обладания, в отличие от обладания душой и телом, длится недолго – вспыхнула и после сбора лайков в соцсетях – «О да, он тебя любит!», «Ой, как это круто, точно любит» – погасла. И начинается ломка и тоска – что еще пожелать, чтобы получить доказательство любви, своей исключительности и того, что в жизни все складывается, как надо, что в жизни есть таки счастье? Счастье это ведь захотеть и получить, не правда ли? Неправда.

Когда я была маленькой и мечтала стать писателем, мама всегда одергивала: «неприлично говорить такое вслух, скромнее надо быть». Хорошо, буду говорить, что хочу стать журналистом, хотя мечтать по-прежнему буду, чтобы писателем. Когда однажды в гостях, когда уже бушевала перестройка, и будущее казалось прекрасным, я сказала, что хотела бы жить в собственном доме, мама отругала, когда мы вернулись домой: «Как, – говорила она, – ты можешь говорить о таком у Татьяны Петровны, когда они живут в стесненных жилищных условиях?». Помню, что мне стало стыдно, но мечтать о доме я не перестала, хотя больше и не говорила об этом вслух. И перестала мечтать дерзко, соотнося свои мечты, особенно высказанные, с окружающим миром: не слишком ли высоко я замахнулась? И это главная ошибка, которую мы делаем, когда мечтаем: подрезаем себе крылья, перестаем быть дерзкими. Есть такая байка про Шекспира, которая мне нравится, хотя в ее реальность я не верю. Мол, пришел молодой драматург к уже известному и попросил научить его «быть Шекспиром». «О, – якобы ответил Уильям-солнце английской драматургии-Шекспир, – у тебя ничего не получится. Я-то мечтал быть Богом». Надо мечтать стать Богом, чтобы добиться в этой жизни хоть чего-то. А вы говорите, новый iPhone – это счастье. Это – радость, счастье приходит от другого. От чего?

Философ и врач Раймонд Тэллис выстроил иерархию человеческих желаний: нижний ярус – еда и кров, повыше – получение удовольствия, третий – одобрение и статус, самый верхний – искусство, духовная жизнь и миссия. Чем проще наши желания (а новый телефон и машина, какими бы престижными они ни были – простые желания), тем короче радость после их осуществления. Невозможно ведь долго радоваться вещи, правда? Радость, считает Тэллис, приносит только обретение смыслов.

У меня есть приятель, который когда-то сказал своей пятилетней дочери, подарившей ему на день рождения брелок для ключей: отныне подарками будут считаться только те, что ты сделаешь сама, своими руками. И сам он дарит такие же. Теперь и внучка ему дарит только то, что сделала сама. У меня есть чудесная подруга Наталья Плыткевич, которая готовится к дню рождения друзей несколько месяцев – придумывает одежду, покупает нитки и вяжет. И каждый раз, когда я надеваю связанный ею свитер или платье, мне в них тепло не столько потому, что шерсть, а потому, что я чувствую тепло ее рук. И души. Не обладание делает нас по-настоящему счастливыми. А если вы счастливы только обладанием, то это не совсем счастье.

Опубликовано в газете «СБ. Беларусь сегодня» (www.sb.by)



Комментариев (1)

  • Виталий

    Виталий

    08 Ноябрь 2021 at 14:01 |
    Инесса, спасибо! Отличная тема: и для нашей группы, и вообще в свете тенденций в социуме, что нелишний раз подтверждает: мы живём в обществе потребления... Погружение в материальный мир не такое уж безобидное "золото", ведь за всё нужно платить: зациклен на материальных целях - перекрываешь сам себе приток высокочастотных энергий, необходимых не только для вдохновения на творчество, на гармоничную каждодневную жизнь - на ощущение счастья здесь и сейчас, - но и для элементарного функционирования клеток организма. Вот почему люди стали чаще болеть, умирать (пандемия лишь проявляет быстрее сей процесс). А фразы типа "любишь меня, значит, подари мне что-то..." - да, такое требование как одна из форм любви, но... любви к себе самой (нездоровый эгоизм), это искаженное понятие любви, увы, - подмена...

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.