История в песнях и танцах

Карл Маркс, 200-летие которого все прогрессивное и не слишком человечество отметило в прошлом году, как многие считают – самый знаменитый немец. По мнению журнала New Yorker, он – главный мыслитель XIX века, а по мнению слушателей ВВС – величайший философ всех времен и народов. Вот что маркетинг животворящий делает, думаю я, читая эти новости. Или это во мне журналистский (и немного философский, я же по образованию философ) цинизм говорит? Может, вы думали, что величайший мыслитель современности это Зигмунд – простите, мамы с папами, – Фрейд? Или другой немец – Фридрих Ницше? Люблю обоих (Ницше больше), но привыкла смотреть правде в глаза: друзья мои, самый влиятельный мыслитель современности это Маркс, даже если вам это не нравится. Ну, хотя бы потому, что под знаменем марксизма возникли и Советский Союз, и Китайская Народная Республика, и много еще в каких странах произошли революции (или перевороты – это уж какой вам термин больше по душе).

Berlin0075

Знаете ли вы, что сам Маркс говорил, что сам он точно «не марксист»? А что у него был внебрачный ребенок от служанки, которого преданный друг Энгельс признал своим, но на смертном одре признался: Маркса это сын, Маркса! Да, был он грешен, любил жить в свое удовольствие, но за чужой счет – то проедая деньги аристократки жены Жени фон Вестфален, то находясь на содержании у все того же Энгельса. В общем, Карл Маркс – умная голова, тяжелая борода – такой же человек, как все мы. Переживший тяжелый кризис, можно сказать, полное в себе и своей миссии разочарование: в конце жизни, путешествуя по Алжиру, сбрил бороду (похоронен безбородым) и, говорят, почти спился. Ницше бы сказал: «человеческое, слишком человеческое». Ну, а раз уж оказался человеком, а не святым – ой, не святым – значит, может быть отличным материалом для комедии. Потому что комедией может быть все что угодно – ну, или почти, как мы знаем из истории с российским фильмом «Праздник».

В Бонне поставили комедийную оперу «Карл Маркс в Лондоне». В произведении английского композитора Джонатана Доува действие происходит в течение суток в доме Маркса в Лондоне, где он жил под наблюдением полиции. Он продает фамильное серебро жены, потом к нему приходит тот самый внебрачный сын – комичны попытки скрыть его присутствие. Ну, а потом, как обычно, появляется Энгельс и всех спасает. Немцы говорят, что хотят смотреть на Маркса как на человека, а не как на икону – и это реально может быть весело.

budapest0115

Идеологическое прошлое как повод для веселья? Не все с таким подходом согласятся. Хотя петь и плясать на исторические темы – это, кажется, тренд нескольких последних лет. В Венгрии поставили мюзикл «Трианон» на болезненную для национального самосознания тему о том, как по завершившему Первую мировую войну Трианонскому договору Венгрия (бывшая в начале войны частью Австро-Венгерской империи Габсбургов, а в конце ее ставшая независимой республикой) потеряла две трети своей территории и населения. Тема эта болит до сих пор у многих политиков, правые на ней зарабатывают рейтинги и привлекают голоса избирателей. Страны, которые по тому договору получили немалое количество этнических венгров – Румыния и Украина, например – нервничают. Когда я делала в Будапеште – прекрасном, имперском – интервью с руководителем когда-то культовой группы «Омега» Яношем Кобором для проекта «Без железного занавеса», он признался, что их группа никогда не гастролировала не только в Советском Союзе, где их считали слишком идеологически неправильными, но и в соседней Румынии. Потому что любой венгр, знающий о Трианоне помнит, что Трансильвания вместе с графом Дракулой – это Венгрия. А любой румын, живущий в Трансильвании, и уж тем более руководство страны, знают, что каждый венгр считает Трансильванию своей. Какие уж тут гастроли самой популярной в мире венгерской рок-группы. Кстати, в Москву после развала СССР Кобор попал, даже награду там получил, а вот в Румынию ему и сейчас путь заказан. А тут еще мюзикл этот…

Если вдруг хотите знать моей мнение, то я считаю, что это не лучшая в наше время идея – бередить исторические и национальные травмы, ой не лучшая. Помню, спрашивала у местных в Вене – есть ли у вас комплекс национальной неполноценности из-за того, что империя Габсбургов распалась, а вы потеряли такую территорию и такое население? Смотрели на меня, как на сумасшедшую: с чего бы, мол, нам? Живем хорошо, прошлое, а с ним земли и людей, не воротишь – для этого новая мировая война нужна, оно нам всем надо? Пойдем лучше выпьем. Тоже вариант – пойдем.

В косовском городе Грачаница поставили мюзикл «Лифт» о Слободане Милошевиче и его жене Мире Маркович. Репетиции проходили в Сербском национальном театре в Белграде – в противном случае вряд ли бы дело дошло до премьеры, хотя Грачаница находится в одном из сербских анклавов Косово. Раньше этот театр располагался в столице края Приштине, но в 1999 году переехал. Сербы пытаются анализировать личность Милошевича – кем он был для них: героем или человеком, уничтожившим страну и поставившим нацию на грань выживания? Кто-то называет Милошевича «балканским мясником», кто-то – жертвой исторических обстоятельств. Возможно, сербам нужно 200 лет, чтобы увидеть реального человека за идеологией – как немцам в случае с Карлом Марксом. Но я бы сходила на все эти спектакли, если бы у меня была такая возможность, потому что смотреть на то, как рефлексирует целая нация, как мне кажется, исцеляющее занятие не только для самой этой нации.

Опубликовано в газете «СБ-Беларусь сегодня» (www.sb.by)

Фото: Михаил ПЕНЬЕВСКОЙ



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.