История в памятниках и без них

Скоро вид главной пражской площади – Староместской – изменится. Используя журналистский штамп, хотелось было написать «изменится навсегда», но не буду: в этом мире «навсегда» только смерть и налоги, все остальное переменчиво. Даже те городские виды, которые стали символом. Кстати, именно символическое значение, случается, играет с ними злую шутку.

В 1650 году на Староместкой площади установили большую и красивую Марианскую колонну – выполнили обет, данный Богородице. За два года до этого в Праге шли уличные бои – последние в опустошительной Тридцатилетней войне. Шведские войска пытались захватить город, защитников у которого была горсть: жители да «Академический легион» – студенты иезуитских школ и университета. Они сражались даже не за идею (война началась как противостояние католиков и протестантов, а заканчивалась как битва против усилившихся Габсбургов), а за свои семьи, дома и имущество. Шведы, сильные и дисциплинированные, уже захватили Малу страну (ту часть города, где стоит Пражский град) и укрепились на другом берегу. Силы были неравны, но горожане и студенты сопротивлялись и  молили Деву Марию о чуде. И хотя все обстоятельства были против них, пражане победили! Не иначе как Дева Мария помогла. И в ее честь поставили роскошную Марианскую колонну, которая два с половиной века была главным украшением площади, а студенты из расположенного неподалеку Клементинума (сейчас там Национальная библиотека, а в ее дворе – мемориальная табличка в честь нашего первопечатника Франциска Скорины) совершали процессии в память о студентах-добровольцах, которые защитили город от врагов.

PragueMarianskySloup

Но 3 ноября 1918 года подвыпивший анархист и писатель Франта Сауэр, друг чешского классика Ярослава Гашека (может, у Швейка есть и сауэровские черты?) скомандовал: «Долой Марианку!». Только-только провозгласили независимую Чехословакию, воздух свободы пьянил, а Марианская колонна виделась символом правления ненавистных Габсбургов. В радостном угаре колонну снесли. Среди судетских немцев начались волнения, три тысячи студентов католиков прошли протестным маршем по Праге. И вот уже более 100 лет сначала в Чехословакии, а потом и в Чехи идут дискуссии: восстанавливать/не восстанавливать? Это все-таки символ порабощения или героизма?

Буквально на днях городской совет Праги проголосовал: колонну вернуть! Уже и копия ее готова. Так что когда вы приедете в следующем году в Прагу, всеми любимая Староместская площади будет выглядеть иначе.

С памятниками-символами такое часто случается: их разрушают во имя текущего политического момента. Мне нравится история про название одного из источников с лечебной водой в Карловы Варах. До октября 1918 году он назывался именем Габсбургского императора Франца-Иосифа, а как только на карте появилась Чехословакия, стал источником Свободы. Чехи всегда хорошо чувствовали политический момент. И продолжают это делать.

Вот сейчас огромная дискуссия ведется вокруг памятника маршалу Коневу, освободителю Праги. Но многие чехи считают, что он еще и внес вклад в подавление антикоммунистического восстания в Венгрии в 1956 году и подготовку вторжения войск стран Варшавского договора в Прагу в августе 1968 года. Поэтому не место маршалу в Праге. Да и тренд это сейчас общепринятый – сносить советские памятники в честь героев Второй мировой. Вот город Плзень провел серию торжественных мероприятий в честь своего освобождения. В Вашингтоне и Нью-Йорке. Потому что Плзеню – единственному из крупных чешских городов – «повезло»: его освободили американцы. Поэтому в городе свежей позолотой сверкает памятник «Спасибо, Америка!» и работает музей генерала Паттона, а власти района Прага-6 ищут место, куда с глаз долой убрать памятник Коневу. Обещают не разбивать, как Марианскую колонну когда-то, а «просто» перенести в другое место.

Но, с точки зрения старосты района Прага-Ржепорые Павла Новотного, это полумеры: вот он собирается в честь 75-летия окончания Второй мировой войны у себя в районе установить памятник власовцам. Потому что пан Новотны точно знает, как укусить русского медведя посильнее. Чешские историки (а среди них есть таки люди, не попавшие в плен идеологии) говорят: да, власовцы сражались на стороне восставшей против гитлеровцев Праги. Но перешли на сторону восставших за три дня до конца войны и только с одной целью: избежать наказания. Новотны их не слышит и настаивает: памятнику – быть!

А я вспоминаю Марианскую колонну, снесенную по инициативе нетрезвого анархиста Сауэра и думаю, что история – удивительная штука: в ней есть место всем, и она все расставляет по своим местам. Правда, иногда для этого нужны столетия.

Prague1260921

Опубликовано в газете «СБ. Беларусь сегодня» (www.sb.by)



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.