Где тебя помнят по имени

Есть встречи, которых ждешь с замиранием сердца. Встречи с людьми, прошлым, городами, в которых был счастлив. Со временем вместо «счастья» говоришь про «покой в сердце», но суть не меняется – тебе хочется в места, к людям и воспоминаниям, где сердце успокаивается, а если и начинает трепетать, так только от радостного предвкушения.

Я не была в Карловых Варах больше двух лет: сначала вернуться в город, где я прожила восемь лет, мешала пандемия коронавируса, потом семейные обстоятельства. И вот подъезжаю и немного волнуюсь: как они там без меня, Вары? Изменились? Есть ли люди на улицах вдоль Теплы? А Вржидло, Вржидло как? Прижился на новом месте? Делают ли селфи на его фоне, кутаясь в горячий пар? Вржидло, если вы вдруг не знали, это «Гейзер» – самый знаменитый из минеральных источников, которыми так знамениты Карловы Вары. Именно эти источники привлекают сюда толпы желающих подлечиться «водами» вот уже несколько веков. Кажется, все здесь были – и Петр I, а вслед за ним и вся царская фамилия из поколения в поколение, и Карл Маркс, и Зигмунд Фрейд, и Ататюрк, и, конечно, великий немецкий поэт Гете, который говорил, что если бы у него была вторая жизнь, он хотел бы прожить ее в Карлсбаде (именно под этим именем Карловы Вары известны немецкоговорящим жителям нашей планеты) или Риме. И я его понимаю – и по поводу Карловых Вар, и по поводу Рима. Хотя если бы у меня была возможность выбирать, я бы выбрала другой город (попробуйте угадать).

KarlovyVary9390

Да, так вот Вржидло. Он выбрасывает струю воды вверх на 12 м, прокачивает через себя 2000 литров в минуту, а температура его воды достигает 73.6 градусов. Для него построили отдельный дом – собственную колоннаду, такой чести в Карловых Варах ни один другой источник не удостоился. В советские времена эта колоннада носила имя Юрия Гагарина (он здесь, конечно, тоже бывал), а сейчас называется «Вржиделна» – «Гейзерова». Но улица Гагарина в Карловых Варах по-прежнему есть. Как есть улицы Московская, Харьковская, Чехова и Горького. Сама я живу на улице Крымской, которая плавно перетекает в Ялтскую. И сейчас, после двух с лишним лет отсутствия, чувствую себя… как собака себя чувствую – мне хочется идти по своим старым меткам, любимым местам, проверяя: все ли на месте?

Мои первые дни в Карловых Варах совпали с последними днями Международного кинофестиваля, который я обожаю. Это единственная неделя в году, когда сонные, в общем-то, Вары (но многих именно эта показная сонность и привлекает) оживают и бурлят так, что многие местные берут отпуск и уезжают подальше от этой, столь не характерной для этого места, суеты. Но лично мне она нравится. Очень. И карловарская сонность мне тоже нравится, есть в ней свое очарование, которое, правда, только с годами можешь оценить по достоинству. Кто понял жизнь, тот не спешит. А кто научился не спешить, ценит Карловы Вары.

Но кинофестиваль – это настоящий праздник! В эти дни на улицах можно запросто встретить что Ричарда Гира или Мела Гибсона («Даже не думал, что в городе может быть столько леса», – сказал он, удивленный, журналистам), что премьер-министра Чехии, что ее бывшего президента. Все без охраны, но чехи им не докучают – ни звездам, ни политикам. В этот раз самыми знаменитыми гостями были Джеффри Раш и Бенисио дель Торо. Из-за пандемии два года фестиваль проходил онлайн, так что в этом году зрители отрывались по полной: пиво рекой (официальные участники предпочитают шампанское, но мы-то люди попроще), билеты не купить, на концертах не протолкнуться. Кстати, о концертах. После пандемии в Карловы Вары вернулась еще одна летняя традиция – бесплатные концерты местного симфонического оркестра (он, конечно, не самый знаменитый в Европе, но зато один из старейших – был основан аж в 1835 году) на Мельничной колоннаде, главной в городе.

И я бегу везде – сначала прогуляться по центру (благо, он небольшой, и, если быстро, его можно обойти за полчаса), потом зайти в любимые магазины («О, пани Инесса, вы так давно не заходили», – и мне так приятно, что здесь еще не забыли мое имя), потом выпить воды из специального поильника (говорят, эту форму с изгибающейся ручкой, из которой можно пить, придумали именно в Карловых Варах), и обязательно – обязательно! – поплавать в наконец-то отремонтированном открытом бассейне на холме возле отеля «Термал». Когда я уезжала, он казался безнадежно закрытым.

Но надежда есть всегда, особенно, когда ты возвращаешься в места, которые помнят тебя по имени. А потом будет еще радостнее возвращаться домой.

KarlovyVary9401

Опубликовано в газете «Вечерний Минск» (www.minsknews.by)



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.