Письма отовсюду

Не сбылось

Сколько историй любви не сбылось в нашей жизни? Сколько их – обещавших счастье, радость и вдохновение, казавшихся вечными – рассыпалось в пыль? Сколько их, обломками застрявших в душе? К скольким мы возвращаемся, проживая их заново, но всякий раз спотыкаясь на обидах, недоговоренностях и недопонимании? К скольким мы возвращаемся, думая, что вот «если бы тогда…», то все можно было бы изменить? Сколько раз пытаемся все вернуть? Сколько раз открываем старые раны, чтобы посыпать их солью застарелых обид? Почему нам все время кажется, что жизнь могла бы (а часто – и должна бы) сложиться иначе – с другим человеком?

Кадры объединяют всех

Знаете, в Китае все – масштабно: если уж решили пригласить фотографов посмотреть на столицу свежим (потому что новый – почти всегда значит свежий) взглядом, поискать неожиданные ракурсы, так фотографов должно быть много десятков (в данном конкретном случае – 50 человек) из многих стран мира (в этом случае – из 29). Белорусов было трое – Михаил Пеньевской (глазами которого вы, дорогие читатели, много лет видели Китай), Сергей Плыткевич и Юрий Величенко.

Эмигранты и экспаты

На мой взгляд, эмиграция в своем классическом виде – со сменой гражданства и невозможностью вернуться на родину – дело пусть и не далекого, но прошлого. Сейчас востребована совсем другая форма, когда люди считают себя не эмигрантами, а экспатами – теми, кто живет за пределами исторической родины. Гражданство обычно не меняют, а просто живут там, где интереснее и легче заработать.

Места былого счастья

Волны почти нет. Нужны минуты абсолютной тишины, чтобы различить тихий шепот озера. Аромат цветущей сирени пьянит. Или это воспоминания? Трепетные, добрые, светлые, грустные, тихие… Говорят, что не нужно возвращаться в места, где был счастлив. Намеренно – действительно не стоит. Намеренно – это если ты ищешь тени, которые когда-то оставил на песке: окажется, что и песок осыпался, и тени ушли. Но если случается вдруг… Интересные могут возникнуть ощущения. В Литве я не была лет, наверное, восемнадцать. Много. И воспоминаний у меня с ней связано много.

Кто хочет замуж за миллионера

В Китае мужчин на 30 млн. больше, чем женщин – последствия не всегда продуманной политики ограничения рождаемости и традиционного предпочтения мальчиков. Казалось бы, женщинам все карты в руки: выбор потенциальных женихов огромен, выбирай – не хочу. Но не все так просто, все чаще включается “не хочу”. Невесты осознали свою востребованность и даже, можно сказать, уникальность, они теперь старательно присматриваются и прицениваются. Как говаривали в древние времена на Руси, приезжая сватать невесту, “у вас есть товар, у нас есть купец”. Вот и в Китае сейчас так: невеста – товар востребованный и ходовой, не всякому купцу по карману. Причем часто – в самом прямом смысле этого слова.