Письма отовсюду

Дружба важнее

30 июля – Международный день дружбы, вы знали? С утра благодарю друзей за годы дружбы, потому что поняла, что лучшее в жизни – друзья. И семья, конечно, тоже. Но только если и семья – друзья. В какой-то момент понимаешь, что самое лучшее в жизни – не за деньги, а с друзьями: только они дают ту степень тепла и участия, без которых никакая жизнь (и никакие деньги) не в радость. И семья, конечно, тоже, но только если семья – друзья. Потому что однажды (мне кажется, со всеми это случается) начинаешь чувствовать друзей семьей. Если, конечно, повезло в жизни встретить таких друзей. Хотя дружба, кажется, мне – не везение.

Где тебя помнят по имени

Есть встречи, которых ждешь с замиранием сердца. Встречи с людьми, прошлым, городами, в которых был счастлив. Со временем вместо «счастья» говоришь про «покой в сердце», но суть не меняется – тебе хочется в места, к людям и воспоминаниям, где сердце успокаивается, а если и начинает трепетать, так только от радостного предвкушения. Я не была в Карловых Варах больше двух лет, подъезжаю и волнуюсь: как они там без меня, Вары? Изменились? Есть ли люди на улицах вдоль Теплы? А Вржидло, Вржидло как? Делают ли селфи на его фоне, кутаясь в горячий пар? О встрече после долгой разлуки здесь

Минск и бумеры. Бэби бумеры.

Знали ли вы о том, что Минск – один из лучших городов мира? Конечно! Мы это всегда «знали, «подозревали», в крайнем случае «чувствовали», даже когда рейтингов, меряющих города по «пригодности для жизни», «цели для путешествий», финансовой и другой безопасности в природе и СМИ не было. Их еще не было, а мы уже знали. Но вот недавно лондонская фармацевтическая компания Veolar совместно с исследовательской компанией Magmatic Research искала города, где пенсионерам лучше всего жить и путешествовать. И знаете что? Лучшим городом для поездок бэби-бумеров оказался – тут должны звучать фанфары – Минск! О том, кто такие бэби-бумеры и прочие Z, Y и X поколения, и о том, почему я (и многие из вас тоже) так люблю Минск – в моем материале.

Два Спартака, два Ивана

Как отличаются оргии в Москве и Минске! Все в них разное – и музыка, и движения, и темп. Одинаковое только то, что и в том, и в другом случае музыку написал Арам Хачатурян – для балета «Спартак». Но постановщики разные – Юрий Григорович для Большого театра в Москве и Валентин Елизарьев для Большого в Минске. И тот, и другой балет на премьере (в 1968 и 1980 годах) вызвали восторг и ажиотаж, и тот, и другой прошли испытание временем. Я перестала считать, сколько раз видела минский «Спартак» раза примерно после пятнадцатого, но мечтала увидеть «Спартак» Григоровича. Во время недавней поездки в Москву на Международный конкурс артистов балета увидела и смогла сравнить. А еще увидела «Иван Грозный» Григоровича: я видела его в Большом, когда мне было 12 лет, и испытала тогда эмоциональное потрясение. Сейчас я испытала его снова.

Места, где нас знают

«Девочки, пирожные!», – Дима – бицепсы рвутся из футболки – бежит к нам с пирожными в руке. Мы с Алей хохочем, но уточняем, какие сегодня: с кремом? А каким? Вареная сгущенка? Нет, с каким-то другим. Крема много, и он вкусный. Мммм… Мы с Алей закатываем глаза, хохочем и забираем пирожные. Ничего особенного, думаете? А если я скажу, что дело происходит в тренажерном зале? И что Дима – его владелец? Я ходу в кондитерскую, где меня знают, пью просекко в театральном буфете, где меня спрашивают: «За ваш столик?». Да, мы счастливы в местах, где нас знают: это создает атмосферу и чувство общности. И даже если это чувство – всего лишь иллюзия, мне нравится в ней жить.