Письма отовсюду

Ароматное дыхание праздника

Вы уже чувствуете его мандариновое дыхание? Как это – кого? Праздника, конечно! Рождества и Нового года (или Нового года и Рождества, как кому больше нравится). Если с дыханием вдруг проблемы (вы поеживаетесь от холода и дышите в высоко натянутый шарфик, боясь простуды), то елки – елки вы ведь уже видите? Ага, бинго! От вида наряженных елок, светящихся шаров и необходимости срочно (срочно!) заказывать ресторан для проведения корпоратива (если, конечно, в вашей корпорации этим еще балуются) голова идет кругом. Он здееесь! Праздник здесь! Открывай кошелек пошире – закупай подарки, шампанское, загадывай мечты и исполняй желания. Праздник, черт бы его побрал.

Новый друг лучше со старым

Как и многие из вас, я выросла на избитой истине про то, что «старый друг лучше новых двух». Но в последние годы истина эта не дает мне покоя: неужели правда? Когда-то я думала, что самое важное – сохранить тех друзей, с которыми была знакома тогда, когда еще была никем. Но в какой-то из дней, когда тебя вдруг накрывает, ты понимаешь: общие воспоминания не всегда тождественны настоящей дружбе. Так, может, каждому новому этапу жизни – новые друзья?

Эффект Вайнштейна

С тех пор как стала известна история с голливудским продюсером Харви Вайнштейном, я думаю об эффекте бабочки. Вот одна взмахнула крылом, нарушила обет молчания продолжительностью более 30 лет – и понеслось! Мужчины и женщины, парламенты и правительства, страны и континенты – все кричат: «Меня тоже!». В масштаб совершенных злодеяний трудно поверить. Кажется, домогались все и всех: продюсер Вайнштейн молодых и перспективных актрис, актер и режиссер Кевин Спейси – коллег по цеху. Бывший охранник певицы Мэрайи Керри обвиняет ее в сексуальных домогательствах, потому что при нем она ходила по гостиничному номеру в прозрачной рубашке. Министр обороны Великобритании (уже бывший) сэр Майкл Фэллон ушел в отставку, признавшись, что в прошлом его поведение «не соответствовало стандартам, принятым среди военных». Заявление сэра Фэллона кажется мне показательным, потому что проводит грань между преступлением и нормой морали. История, начатая бабочками Вайнштейна, демонстрирует удивительную и до самого недавнего времени немыслимую вещь: нормы морали имеют обратную силу.

7 ноября праздник

Одна моя бабушка осталась неграмотной, несмотря на начатую после революции кампанию по ликвидации безграмотности. Моя другая бабушка в голодомор, передвигаясь по ночам, носила украинским родственникам мешки с мукой. Обе благодарили Советскую власть за то, что их жизнь была лучше, чем у родителей, а детям дала шанс «выбиться в люди», которым они и воспользовались. Моя тетя родилась на севере, куда сослали семью е родителей: враги народа. У бабушки-дедушки моего мужа комсомольцы отняли землю, на которой стоял их хутор, а все постройки раскатали по бревнышку: не положено. Они Советскую власть не благодарили, но всегда были к ней лояльны.  Мои родители на 7 ноября тост за Советскую власть поднимали, а я уже не благодарила: моя жизнь – пионерка, комсомолка, активистка, «Артек», «Орленок» и конкурсы чтецов к очередному съезду то комсомола, то КПСС – казалась понятной и устроенной. Я знала правила игры. Но непонимание иногда возникало.

Продается ностальгия

Если вам больше 25, то с высокой долей вероятности вы вспомните, откуда это: «Дима, помаши рукой маме», «До первой звезды нельзя», «Просто добавь воды». А вы говорите – лихие 1990-е. Это для кого как. Для многих молодых 1990-е – время удивительной свободы, чтения взахлеб, жизни взахлеб: вперед, вперед, столько нужно успеть! Не знаю, ностальгируют ли бывшие валютчики, рэкетиры и челноки по тому времени, но средний класс, похоже, ностальгирует: произносит «лихие 1990-е» с наигранным легким ужасом, надевает пионерские галстуки и идет на дискотеки то 1980-х, то 1990-х. «Авторадио» со своими «тематическими» дискотеками, кажется, первым угадало этот ностальгический (на самом деле по своей прошедшей молодости) тренд. На котором, как оказалось, можно отлично заработать. Теперь зарабатывают многие.