Письма отовсюду

Счастье в эпоху коронавируса

Если вы в карантине любой степени строгости, вам подойдет вариант с криком «Я живая!». И открытые окна, чтобы впустить весенний воздух и выпустить хандру. И открытые глаза – чтобы впитывать красоту окружающего мира. Эта красота никуда не ушла, вы в курсе? На улице весна, вы знали? Хандрить красивой весной, даже если в карантине – последнее дело. А вот быть счастливым, невзирая на вновь открывшиеся обстоятельства, и можно, и нужно. Карантин? Самоизоляция? Причем здесь это? Новые возможности. Посмотрите так: это новые возможности для счастья. Счастье ведь – я всегда об этом говорила – внутри. Если решите быть счастливым этой весной, невзирая на обстоятельства, непременно будете. Вот несколько простых советов.

Уважение к памяти

В стране, которую он создал, его ласково называют «батюшкой». К религии это не имеет отношения, но к культу – вполне. Мы бы назвали «отцом-основателем», но этому званию не хватает нежности и обожания, которое есть у чехов. Он так любил свою жену, что сделал ее девичью фамилию своим вторым именем. В любом чешском городе вы найдете улицу его имени и памятник ему. На каждом всего три буквы: TGM. Каждый чех и словак знает, что они означают: Томаш Гарриг Масарик, первый президент Чехословакии. Сегодня ему 170. Казалось бы, жизнь TGM изучена вдоль и поперек, и в ней не осталось белых пятен. Но, как оказалось, есть кое-что в биографии первого президента Чехословакии, что не дает спокойно спать некоторым исследователям. Некоторые историки – из тех, кто жаждет сенсаций и сторонники теории заговора – подозревают: на самом деле отцом основателя Чехословакии был… барабанная дробь… император Австро-Венгрии Франц Иосиф.

Один смокинг на все случаи

Недавно поймала себя на том, что любимое платье, купленное в начале осенне-зимнего сезона, надевала уже раз десять на самые разные мероприятия: и в театр, и на встречу с читателями, и в телевизионный эфир. Оно было уместно везде, и я везде чувствовала себя хорошо. Да и вообще это теперь тренд: носить одно и то же много раз. Помню, как пару лет назад немецкие журналисты, рассматривая, в чем Ангела Меркель приехала на музыкальный фестиваль в Байройте, с удивлением обнаружили ее в той же тунике, в которой она была здесь лет… то ли 11, то ли 13 назад. Хоакин Феникс как пришел в начале наградного сезона на британскую церемонию BAFTA в смокинге от Стеллы Маккартни, так и не снимал его до Оскара. Правда, ирландская актриса Сирша Ронан, сыгравшая главную роль в фильме «Маленькие женщины», пошла дальше: на церемонию Оскар она пришла в платье Gucci, сшитом из обрезков, которые остались после пошива платья, в котором она ходила на церемонию BAFTA. Так что если вы продаете ненужную одежду на «Куфаре», это хорошо. Еще лучше, если вы отдаете ее бесплатно тому, кому она нужнее. Ну, а если вы носите одно платье весь сезон, а потом вешаете его в шкаф, чтобы в следующем сезоне надевать снова, то вы не просто молодец, вы – в тренде.

История в памятниках и без них

Скоро вид главной пражской площади – Староместской – изменится. Используя журналистский штамп, хотелось было написать «изменится навсегда», но не буду: в этом мире «навсегда» только смерть и налоги, все остальное переменчиво. Даже те городские виды, которые стали символом. Кстати, именно символическое значение иногда играет с ними злую шутку: их разрушают во имя текущего политического момента. Именно так случилось с Марианской колонной, стоявшей в центре Староместской площади и разрушенной 3 ноября 1918 года опьяненной освобождением от Габсбургов и созданием независимой Чехословакии толпой. Именно это происходит с памятником маршалу Коневу: его хотят убрать (спасибо, что не разрушить, как Марианку) с глаз долой. Но, с точки зрения старосты района Прага-Ржепорые Павла Новотного, и это полумеры: вот он собирается в честь 75-летия окончания Второй мировой войны у себя в районе установить памятник власовцам.

Счастливая старость по-китайски

Сегодня – первый день нового года по лунному календарю. Китайская традиция говорит: встречать праздник нужно с семьей, даже если она разбросана по всем просторам Поднебесной. Но темп жизни растет, традиции меняются. Не так давно Китай удивил сам себя, разработав государственный стандарт для домов престарелых. Как и гостиницы, они разделены на пять уровней, как и в  гостиницах, самый высокий разряд – пятый. Раз в три года специальная комиссия заведения будет проверять на соответствие «звездам». Это ведь прекрасно, не так ли? Не так. Когда я жила в Китае, несколько раз бывала в другой модели жизни для людей преклонного возраста. Строится обнесенный стеной жилой комплекс, в котором есть общая столовая и большой зал, процедурные кабинеты и медперсонал. И живут старики вместе, встречаясь в столовой, стараясь избегать процедурной, поют, танцуют и играют в го. Это ведь прекрасно, не так ли? Не так. Как-то была я на экскурсии в чудесном немецком городке Бамберг, там возле собора стоит дом престарелых – большой, красивый, светлый и престижный. Для того, чтобы туда попасть, люди записываются за несколько лет вперед. Стоит это дорого, зато ужин по ресторанному меню, вечерние платья, концерты и экскурсии с музеями. Это ведь прекрасно, не так ли? Именно так. Почему дом престарелых в Бамберге – прекрасно, а в Китае – нет? Сейчас расскажу.