Материалы с меткой: Восточная Европа

БОЛГАРИЯ ЗНАКОМАЯ И НЕЗНАКОМАЯ. Часть 2.

Продолжаю публикацию серии статей из проекта «Без железного занавеса» о Болгарии. Сегодня – интервью с царем, самым настоящим. Помню, с каким удивлением в 1996 году я узнала, что в Болгарию вернулся царь. Царь? Вы серьезно? Смотрела кадры, как его встречают ликующие толпы, и не могла поверить своим глазам. Царь Симеон II вернулся! «Все Царьградское шоссе было заполонено людьми, они стояли прямо от аэропорта», - рассказывают мне сегодня одни. «В нем нет ни капли болгарской крови!», - кричат другие. И те, и другие правы: люди стояли, приветствовали, ждали чуда. Его не случилось, и сегодня мнения болгар насчет царя разделились примерно пополам: одни продолжают его любить, говорят о несомненных успехах его правительства, а если что-то не получилось – это потому, что обстоятельства так сложились. Другие винят царя в том, что разбогател, проведя в стране реституцию и вернув землю и недвижимость прежним владельцам, благодаря чему стал крупнейшим землевладельцем. Сегодня бывший царь Симеон II живет во дворце «Врана» в Софии, который государство хочет у него снова отнять. Там мы с ним и встретились.

БОЛГАРИЯ ЗНАКОМАЯ И НЕЗНАКОМАЯ. Часть 1.

Как там говорили в советские времена? «Курица – не птица, Болгария – не заграница»? Еще говорили про всесоюзную здравницу, «братушек», шестнадцатую республику и особую близость. Вооруженная детскими стереотипами и знанием о том, что если киваешь, то в Болгарии это «нет», а если мотаешь головой, то соглашаешься, я прилетела в Софию. Болгария – предпоследняя страна проекта «Без железного занавеса», и она – внутренне, душевно, эмоционально – отличается от всех предыдущих. Там, например, с образцами для подражания было понятно: в Чехии и бывшей ГДР в 1989 году мечтали о том, что через пять лет заживут, «как в Германии», в Словакии и Венгрии – «как в Австрии». А на кого равнялись в Болгарии, спрашивала я у местных. Они терялись и говорили, что Болгария никогда не была богатой, что и при социализме была далека от процветания, но «все же у нас никогда не было так плохо, как в Румынии». Ага, думала я, вот как здесь сравнивают. Кстати, сегодня согласно статистике ЕС, Болгария – самая бедная страна союза, Румыния ее обошла. При социализме болгары хотели жить, как югославы. Но что произошло с Югославией, вы знаете. А что случилось с Болгарией, я вам расскажу.

ЕС в растерянности

Европа в уходящем году превратилась, скорее, в зрителя мировых событий, а не в полноценного их участника, от которого зависит исход игры. Даже идея создать Европейскую армию, которую так лелеял президент Макрон, разбивается о суровую правду жизни. С одной стороны, Макрону сейчас не до того – он пытается тушить деньгами горящий в стране пожар. С другой, заместитель министра обороны Чехии Якуб Ландовский говорит, что «Европа не готова отказаться от идеи национальных государств». Осознание этого – еще одно открытие года. Унификация не прошла, итальянцы никогда не будут работать, как немцы, а болгары не станут шведами (хотя многие не против в Швецию переселиться). Все хотят жить вместе, но по-своему, и чтобы «Брюссель нам не указ». Но Брюссель все же указ, и ссорится с ним не стоит, как показывают примеры Польши, Италии или Греции. Каким-то не совсем понятным образом, но большая часть вопросов решается, органы ЕС остаются дееспособными, хотя и двигаются вперед с большим скрипом – по-стариковски так, жалуясь на жизнь и не желающих слушаться молодых (читай – страны Восточной и Центральной Европы).

Политический триллер

В новом скандале вокруг премьер-министра Чехии смешалось все: политика, отцовские чувства, разбирательство вокруг незаконных евродотаций, Крым, российский след и, конечно, спецслужбы – куда ж без них? Если бы я писала политические триллеры, мне даже не нужно было бы придумывать сюжет – достаточно обыграть тот, что разворачивается на глазах. Разбирательство вокруг компании «Ферма «Гнездо аиста», входившей в холдинг Agrofert, владельцем которой являлся один из богатейших людей и премьер-министр Чехии Андрей Бабиш, длится несколько лет. Следствие продолжается, Бабиш возглавляет правительство, политические соперники и враги множатся. Интернет издание Seznam разыскало в Швейцарии сына чешского премьера Бабиша, тоже Андрея, и задало ему несколько вопросов. Ответы на них вывели на улицы Праги почти пять тысяч человек, скандировавших: «Эстебак!» (чехословацкая StB – аналог советского КГБ), «В отставку!», «Андрея в крим!». Но оппозиции его не скинуть: мало того, что другие партии, входящие в правительственную коалицию, не заинтересованы в досрочных выборах, так еще его поддерживает президент Чехии Милош Земан. Но вот какой важный для меня и людей моей профессии вопрос не дает мне покоя: как далеко мы имеем право заходить в своем расследовании?

Стабильности не ждите

В сентябре в Болгарии председатель парламентской Комиссии по экономической политике и туризму Петр Кынев сказал мне, имея в виду предстоящие выборы в Европарламент: «Они будут большим ударом для классических партий». Не верите – спросите у Меркель. Она многое могла бы рассказать о том, как главные партии Германии стали сдавать позицию за позицией, а никто этого как будто не заметил. Потому что предпосылки того кризиса, который сегодня не видит только слепой, сложились далеко не сейчас, эрозия традиционных партий идет уже не первое десятилетие. Вон «золотой мальчик» Эммануэль Макрон именно на этом и сыграл и – вуаля! – стал президентом Франции. И только потом начал создавать собственное движение – не партию, а именно движение – «Вперед, Республика!», которое сумело взять вопиющее большинство в парламенте. Теперь у него новая задача: взять Европарламент, где его движение за малолетством не представлено. Что там говорил Петр Кынев об ударах для «классических партий»? Макрон – один из тех, кто его готовит.