Материалы с меткой: Восточная Европа

Ситуация с оттоком населения в странах Восточной Европы – самая тяжелая в мире: за прошедшие после падения «железного занавеса» 30 лет население во всех странах бывшего социалистического лагеря из года в год сокращалось. Когда я работала над проектом «Без железного занавеса»,в некоторых странах мне так и говорили: наша самая большая проблема – демографическая. Эпидемия коронавируса сделала то, что правительству было не под силу: вернула людей домой. По данным правительства Болгарии, с марта по май в страну вернулись 550 тысяч человек. В Украине в начале лета фиксировали возвращение сотен тысяч «заробитчан». Зато уже 50 российских регионов заявляют о нехватке рабочих: они тоже вернулись домой – в Таджикистан, Узбекистан и Украину.

Заглавные буквы истории

6 ноября в Минске открывается международный кинофестиваль «Лiстапад», на котором будут представлены почти 120 картин из 50 стран. В конкурсе игровых фильмов будет участвовать фильм румынского режиссера Раду Жуде «Заглавными буквами». Я встречалась с ним в Бухаресте, когда собирала материалы для своей книги «Без железного занавеса». Его предыдущий фильм «Мне плевать, если мы войдем в историю как варвары» получил Гран-при «Лiстапада-2018», но многим в Румынии не понравился. Раду Жуде признался, что был к этому готов. Его не понимают даже в собственной семье, но он продолжает снимать об исторической забывчивости и переосмыслении прошлого. Снимает о Румынии, но получается обо всех нас. Фильм «Заглавными буквами» – о борьбе с диктатурой Чаушеску.

По ту сторону «железного занавеса»

Я помню, как все начиналось. Сначала было любопытство: что с ними стало? «Они» – это бренды бывших стран социалистического, как мы тогда говорили, лагеря. Я подумала, что это будет хорошим проектом – разузнать, как сложилась судьба этих предприятий через десятилетия после революционного для Восточной и Центральной Европы 1989 года. Сначала я хотела назвать этот проект «Братья по лагерю» (и пусть каждый понимает, как хочет), но в итоге он получил название «Без железного занавеса». И проект оказался далеко не только про то, как сложилась в послереволюционное время судьба социалистических брендов. Он о переменах в гораздо более широком смысле – о переменах в сознании людей, об истории выживания и гибели не только предприятий, но и целых стран (потому как выжили не все). Это моя восьмая книга, и она кажется мне самой важной. Особенно сейчас. Сценарии жизни после революции бывают разными. И, как мне кажется, важно изучить опыт других. Тем более что многие политики и экономисты говорили мне: «Не допускайте наших ошибок». Но умеем ли мы учиться на чужих?

Цена объединения

3 октября Германия отпраздновала 30-летие своего объединения, за которое немцы платят – в самом прямом смысле – до сих пор. А мы, люди, родившиеся в СССР, до сих пор спорим о той цене, которую за это объединение заплатили мы. Михаила Горбачева вспоминаем, конечно. Чаще всего недобрым словом. Справедливо ли? Сколько денег Горбачев мог попросить за объединение, а сколько попросил на самом деле? Действительно ли ему обещали, что НАТО «ни на пядь не продвинется дальше на восток»? (Спойлер: действительно).

Европейская комиссия дает прогнозы экономического роста по сезонам – весна, лето, осень… Время для осеннего прогноза еще не пришло – тут уж пусть метеорологи да эпидемиологи спорят, – а вот сравнить прогнозы весенний и летний можно. Оба неутешительны. Весной прогнозировали падение общего ВВП ЕС на 7.7%, а летом прогноз ухудшили, и теперь обещают падение уже на 8.3%. Если сравнивать с кризисом 2009 года, который экономисты до сих пор вспоминают с легким – а иногда и совсем не легким – содроганием, то нынешняя отрицательная динамика в два раза выше. На восстановление экономики тогда ушло несколько лет. Сколько уйдет на этот раз?