Материалы с меткой: Путешествия

Дорога долой

То, о чем совсем недавно говорили футурологи и романисты, и то, во что не хотелось верить многим, стало обыденностью и почти нормой жизни. Что изменилось больше всего, так это свобода передвижения и наше отношение к ней. Сейчас ее нет и главный вопрос в том, как ее восстановить. Коронавирус закрыл больше границ, чем кризис с беженцами пять лет назад. И оказалось, что у этого вопроса – границ и территории – есть не только практическое, но, если можно так сказать, философское измерение. Когда все правительства советуют своим гражданам «оставаться дома», у многих возникает вопрос: а где мой дом? Ведь жилье можно иметь в разных странах – и многие имеют – но только одно место мы называем домом. Из-за этого произошли некоторые, пока еще не слишком заметные, изменения в природе национализма, например. Быть тутэйшым оказалось важнее, чем быть человеком мира, к чему многие из нас стремились и в чем видели идеал. Так и останется или снова изменится после возвращения свободы передвижения (если она, конечно, вернется)?

ЕС хочет в отпуск

День, когда европейские государства вновь откроют свои границы для туризма, министр иностранных дел Италии Луиджи Ди Майо назвал «вторым D-Day для Европы»: «Давайте работать вместе так, чтобы 15 июня Европа стартовала заново». D-Day, если вы вдруг забыли, это 6 июня 1944 года – день высадки союзников в Нормандии. Если учесть, что об эпидемии коронавируса все чаще говорят как о войне, сравнение вполне уместное. «Худшее позади! В июле мы постепенно откроем Испанию для иностранных туристов, отменим карантин и обеспечим самые высокие стандарты безопасности для здоровья. Ждем вас с нетерпением!» – пишет министр иностранных дел Испании Аранча Гонасалес Лайя и заканчивает свой твит эмодзи с бикини, солнечными очками и чемоданом. Так когда Европа поедет в отпуск? И главное – куда?

Страны Шенгена закрылись друг от друга. Это стало ударом не только для граждан, у которых начались почти фантомные боли и вернулся страх «а вдруг больше не откроют?», не только для молодежи, которая времен без свободы передвижения не знает, но даже для Европейской комиссии: потому что ситуация стрессовая. Плоха та организация, которая проваливает стресс-тест, а ЕС его, несомненно, провалил. Чтобы сохранить хоть какое лицо, Еврокомиссия издает свод правил по восстановлению Шенгена. На первом этапе страны с примерно одинаковой эпидемиологической ситуацией должны снять ограничения на передвижение между собой. И только на втором этапе будет восстановлено передвижение в рамках шенгенской зоны и за ее пределами.  Но когда начнется этот этап, пока неизвестно. Не дожидаясь решений Брюсселя, Латвия, Литва и Эстония заявили о восстановлении свободного движения внутри трех стран без необходимости проходить двухнедельный карантин. Франция и Великобритания согласились на безкарантинное передвижение для граждан своих стран. Парламент стран Бенилюкс (Бельгия, Нидерланды, Люксембург) работает над открытием границ между тремя странами. Больше подробностей о том, кто открывается для кого, в материале.

Чешский ученый Ян Конвалинка, которому 57 лет, шутит в Твиттере: «Закрытые границы, пустые полки, закрытые магазины? Добро пожаловать в мое детство! Мы там были». Психологи констатируют: есть разница в том, как на эпидемию коронавируса реагируют представители разных поколений в разных регионах. Вот, к примеру, в Восточной Европе старшее поколение – то, которое успело пожить при социализме, но еще не доросло до группы риска – относится к ситуации спокойно, а в некоторых случаях даже с юмором. Тем временем в Европе Западной миллениалы, они же поколение Y (родившиеся с 1979 по 2000 год), не замедляются. Моя знакомая, живущая в США, радостно сообщает, что купила несколько очень дешевых билетов: уверена, что к лету все нормализуется, а у нее такой козырь в рукаве – лети куда хочешь, тебе везде будут рады. Это главное, что у нас всех сейчас есть, к какому бы поколению мы ни принадлежали – надежда, что скоро наша жизнь станет такой, как раньше.

В Вену за музыкой, в Прагу за пивом

Вена и Прага – два блестящих города, привлекающих каждый год миллионы путешественников. «Что-то в твоем посте из Вены много печаток, - упрекает знакомая, и усмехается, как ей кажется, понимающе: - Много пива?». На самом деле ей так только кажется, потому что Вена – точно не про пиво: не слишком сочетаются. С пивом у меня (как, уверена, и у большинства моих читателей) ассоциируется, скорее, Прага, которая не знает, как спастись  от датских выпускников, которые напиваются, как в первый и единственный раз, и от британцев, полюбивших устраивать здесь мальчишники со всеми вытекающими (во всех смыслах) последствиями. А вот Вена – это пузырьки шампанского, запотевший бокал-флейта, женщины в мехах и бриллиантах и поджарые мужчины. В Праге я бываю каждый месяц, в Вену стараюсь приезжать хотя бы раз в год, всякий раз выстраивая приезд вокруг интересных художественных выставок. И всякий раз ловлю себя на мысли: почему и как так сложилось, что два этих города – Вена и Прага – так по-разному воспринимаются?