Материалы с меткой: Культура

Книги ночью

Директор Гомельской областной библиотеки Марина Рафеева рассказывала мне, как представляла себе когда-то идеальную жизнь библиотекаря: сидит она в сельской библиотеке целыми днями, книжки читает, а ей еще за это и деньги платят. Реальность оказалась иной: книжки она, конечно, читает, и зарплата есть, но спокойной эту жизнь вряд ли назовешь. Если вам до сих пор казалось, что библиотека это тихо и скучно, вы ошибались. Сегодня библиотеки это центры насыщенной интеллектуальной жизни. Кроме просто книг, там еще часто есть собственные музеи, театральные студии и каждый месяц проводятся разнообразные и разнотематические встречи. В Гомельской областной есть, например, «Научное кафе», где знающие люди расскажут и о путешествии в Гималаи, и про Большой адронный коллайдер, а в прошедший четверг дискутировали, например, о гендерном равенстве: так миф оно или все же реальность? Жила бы я в Гомеле, пропадала бы в этой библиотеке, честное слово.

Учитель народов

Если для вас сегодня урок в школе от звонка до звонка – штука привычная, знайте: этим вы обязаны жившему в XVII веке Яну Амосу Коменскому. Он у меня всегда с собой, открыл кошелек, достал банкноту в 200 крон – и пожалуйста, любуйся, сколько хочешь: Коменский, которого многие страны и народы Европы считают своим. Более того, называют Учителем народов. И ассоциации возникают у меня по этому случаю мгновенно. Например, с китайцем Конфуцием, которого называют Великим Учителем. Или с Франциском Скориной, которого «своим» считает не только Беларусь, откуда он родом, но еще Литва и Чехия.

Сколько зарабатывал Моцарт?

Говорят, Моцарт – величайший композитор всех времен и народов. Хотите легкости, воздушности – Моцарт. Хотите пустить слезу и задуматься о бренности бытия – Моцарт. Хотите посокрушаться о тяжелой судьбе композитора – гениального, гениального, но отравленного, умершего в нищете и похороненного в общей могиле? Моцарт. В последнем предложении все, кроме фамилии и гениальности – неправда. Вольфганг Амадей был одним из самых высокооплачиваемых композиторов своего времени. Продавал ноты своих музыкальных сочинений, давал концерты, уроки и состоял на официальной службе. В венский период он зарабатывал почти 5 тысяч гульденов в год, сегодня это было бы примерно 150 тысяч евро. Не спешите жалеть «бедняжку».

Ах, кружите меня, кружите…

«А давайте встретимся на балу в Карловых Варах. Потанцуем, поговорим», - говорит мне один чешский предприниматель после интервью. И, видя мои удивленные глаза: «А что, вы разве не ходите на балы? Вот как раз в Карловых Варах несколько очень хороших балов проходит». Нет, знаете, как-то не хожу. Проснусь с утра – и на работу, на работу, не до балов мне. Да и привычки такой нет.  А в балах ведь главное – привычка. Чехи, австрийцы за столетия совместной имперской жизни привыкли, и продолжают кружиться в вальсе, и не только в нем.

Пиво для Скорины

Несколько недель назад мы искали в Праге, на родине белорусского книгопечатания, места, где мог выпить пива Франциск наш Скорина. В его времена пивные и корчмы здесь уже были. И стиль их с тех пор не слишком изменился. Но можем ли мы попробовать сегодня в Праге именно то пиво, которое пил наш Франциск? Попробуем найти нужные места.  Первое вам любой пражанин назовет смело: это самая большая чешская пивная «У Флеку». Пиво здесь варят без перерыва уже более 500 лет. Самый интересный для нас зал – «Рыцарский» со средневековыми орнаментами. Его открыли в XVI веке, так что Скорина мог здесь бывать. Но есть и пивная, которая на треть столетия старше: «У медвидку» ведет историю аж с 1466 года.