Материалы с меткой: Культура

Лестница в небо

С этим апостолом я уже знакома. В хитоне до колен, со свитком в руках, он стоит босыми ногами на орле, парит вместе с ним, и никакие колебания воздуха – ни сильный ветер, ни даже шторм – не могут прервать его полет. Взгляд его строг и даже грозен, свиток в руках – «Откровение», Апокалипсис. Это апостол Иоанн, рассказавший миру о его конце, испугавший всех, кто «Откровение» прочитал. Если вы испытали трепет, глядя в его глаза – значит, художник добился того, чего хотел. Я испытала этот трепет еще когда Иоанн был в набросках, стоял в мастерской своего создателя Владимира Вишневского и только собирался взлететь. Сейчас в Национальном художественном музее Беларуси проходит выставка Владимира Вишневского «Лестница в небо», и я собираюсь сходить еще раз – чтобы снова встретиться со старыми знакомыми и рассмотреть их повнимательнее. Потому что каждый раз работы Вишневского обнажают новые детали и открывают новые смыслы.

Сладкие мальчики

В Китае есть термин xiao xian rou – «немного свежего мяса». Это красивые до сладости мальчики, со стройной до истощения фигурой и идеальной укладкой. В Азии это огромный пласт молодежной культуры. На официальном уровне с культурой xiao xian rou решили бороться и вовсю обсуждают «кризис мальчиков» и даже термин для этого специальный придумали: nanhai weiji.  Кризис проявляет себя по двум направлениям. Первое – мальчики стали хуже успевать в университетах, чем девочки (для консервативного Китая это реально проблема). Второй – что мальчики теряют маскулинный темперамент, и становятся все более женственными. Мальчики, печалятся консерваторы, стали «мягкими, как овцы» – ум размяк, а мышцы ослабли. Консерваторам, партии и правительству, конечно, ближе маскулинная культура, не в последнюю очередь потому, что когда у тебя самая большая армия в мире, сладкие мальчики – бесполезный балласт: не справятся. Но смогут ли консерваторы победить в этой борьбе? Совсем не факт.

«Щелкунчик». Подарить праздник

Сегодня в Большом театре Беларуси состоится премьера новой редакции балета «Щелкунчик». Валентин Елизарьев хотел возродить свой «Щелкунчик» с того самого момента, когда вернулся в театр после девятилетнего отсутствия. «Здесь совершенно оригинальное произведение, – объясняет мне терпеливо, хотя спешит поговорить с артистами, сегодня первая репетиция в костюмах на основной сцене, и он сразу предупредил: в этом случае первый блин – всегда комом. – Я здесь старался соответствовать музыке и (чуть повышая голос – И.П.) духу литературного произведения. Я очень люблю этот спектакль, очень люблю музыку Чайковского. Здесь все нужно было обновить. Декорации сгнили, сейчас все новое. Большинство артистов этот спектакль не танцевали, нужно вдохнуть новую жизнь в это произведение». Валентин Николаевич разрешил мне ходить на репетиции нового-старого «Щелкунчика». До сих пор мне казалось, что зрителю лучше не знать, что стоит за балетной легкостью, которая так нас восхищает. Но теперь я это точно знаю и рассказываю вам о том, что обычно скыто от посторонних глаз.

Черные пуанты

Балет – один из самых консервативных видов искусства, это вам любой скажет. В Великобритании и США артисты балета консерватизмом своего искусства стали возмущаться. Тут нужно сразу уточнить: возмущаются артисты не белые. Потому что им в этой профессии приходится труднее, чем белым – по крайней мере, так они говорят. Мол, вся балетная одежда и обувь приспособлены для белых: по канону балетные танцуют в туфлях и пуантах телесного цвета. А телесный цвет ведь разный бывает. Танцовщикам с более темным цветом кожи приходится вручную красить свои туфли. Новый директор Парижской оперы Александр Неф поручил изучить вопрос об обеспечении артистов трико и обувью, соответствующими цвету их кожи. А еще артисты балета в Париже подписали петицию о запрете черного грима. Художественный руководитель Большого театра Беларуси Валентин Елизарьев, комментируя нововведения Парижской оперы, лаконичен и категоричен: «К балету это не имеет никакого отношения».

Несколько лет назад ходила невеселая шутка о том, что в мире торжествующей политкорректности следующим Нобелевским лауреатом по литературе должна стать чернокожая одноногая лесбиянка, а о чем она будет писать, не так и важно. К счастью, Нобелевский комитет по-прежнему вручает премии, оценивая в первую очередь талант. Но то литература, а вот у кино, как известно, своя табель о рангах и свои маяки для посвященных. На днях Американская академия опубликовала новые требования к картинам, которые будут претендовать на победу в самой престижной номинации «Лучший фильм». К собственно кино новые стандарты не имеют почти никакого отношения, а вот к торжеству политкорректности – самое непосредственное. Идея про чернокожую одноногую лесбиянку живет и, похоже,  побеждает.