Материалы с меткой: Культура

Валентин Елизарьев. Любимец судьбы.

Валентин Николаевич Елизарьев, балетмейстер от Бога (и про Бога), он создал уникальное и узнаваемое лицо белорусского балета – спектакли, которые не спутаешь ни с какими другими. Который воспитал своих зрителей, научил нас понимать, что «балет – это искусство мысли» и приучил видеть за внешней красотой большее – образ, символ и смысл. После его балетов долго думается. Об интервью с ним мы договорились быстро (и у этого «быстро» своя история: мы много лет знакомы). Я оказалась единственным пишущим журналистом, которому Валентин Елизарьев дал большое интервью. Большое и местами трудное.

Женщины в черном

C юности я боюсь стесняющихся мужчин, которые осторожно спрашивают: «Можно я тебя поцелую?». После такого вопроса только развернуться и уйти. Американские активистки меня не просто не поймут – осудят. Но поймут скучающие по флирту сто разгневанных французских женщин во главе с Катрин Денев. «Мы  отстаиваем право на флирт, которое необходимо для сексуальной свободы, - написали они в газете Le Monde. - Мы понимаем, что человек — вовсе не однородная сущность: в один и тот же день женщина может сначала руководить целой командой профессионалов, а затем с удовольствием быть сексуальным объектом мужчины, не становясь при этом «шлюхой» или пособницей патриархата». Этот неожиданный ответ европейских женщин на развернутую в США широкомасштабную кампанию против сексуальных домогательств #MeToo уже вызвал волну непонимания и недовольства по ту сторону океана. А я почти запуталась: чья позиция мне ближе – американская или французская?

Первопечатники

Вы наверняка знаете, что книгопечатание было изобретено в Китае очень-очень давно. Первый точно датированный печатный текст – «Алмазная сутра», изданная на бумаге в 868 году. Но наборный шрифт, с которым сегодня ассоциируется книгопечатание, появился значительно позже: в Китае между 1041 и 1049 годами.  В Европе изобретателем подвижного шрифта традиционно считается немец Иоганн Гутенберг. Случилось это в середине 1440-х годов, и именно его, а не китайское, изобретение изменило мир. Мы своим первопечатником считаем Франциска Скорину. Кого считают российским первопечатником, вы тоже наверняка знаете – Ивана Федорова. А знаете ли вы, кто был, например, украинским первопечатником? Или литовским? Латвийским?

ПОЛЬША БОЛЬШЕ ЧЕМ СОСЕДКА. 5

Сегодня – последний материал о Польше из проекта «Без железного занавеса». После опубликованного в среду и ставшего самым сложным для меня в этом путешествии интервью с президентом Института национальной памяти Лукашем Каминьским мои сегодняшние собеседники — чистое удовольствие. Оба художники: один, Леон Тарасевич, создает свой особый мир, другого, Ежи Скшипчыка, мы привыкли видеть на втором плане. Оба назначили встречи в самом центре Варшавы, буквально в соседних кафе. Мы говорили с ними о том, как трудно (или нет) переживали художники смену эпох. А с Леоном Тарасевичем еще и о «беларускай нацыянальнай сведамасцi». Никогда до него не встречала столь прямого потомка Великого княжества Литовского.

ПОЛЬША БОЛЬШЕ ЧЕМ СОСЕДКА. 3

Продолжаю рассказ о трансформации в Польше. Сегодня мы отправляемся на интеллигентские кухни. Всемирно известный режиссер Кшиштоф Занусси рассказывает, какой антисоветской всегда была польская интеллигенция и как на своих кухнях обдумала переход страны из коммунизма (именно так) в капитализм. Не все с ним согласны в оценках, и заочный спор случился с очень известным польским художником белорусского происхождения Леоном Тарасевичем. А еще Кшиштоф Занусси рассказал мне самый простой и всем доступный рецепт счастья.