Материалы с меткой: История

Королевская дочь

Скандал в монаршем семействе. Жил-был на свете принц Льежский, претендент номер два на бельгийский престол. Жил, не тужил, наслаждался жизнью:  учился в военной академии, женился на итальянской аристократке, с которой у него родились трое детей.  А через пять лет после рождения третьего официального ребенка у принца Льежского и баронессы Сибиллы де Селис Лоншан родилась дочь Дельфина. В 1999 году, когда ей было 30 лет, и она стала уже известной художницей, появились первые слухи о том, что она – внебрачная дочь короля Бельгийцев (к тому времени принц Льежский уже был королем). Но прошло еще шесть лет, прежде чем Дельфина Боэль официально заявила: да, я королевская дочь. Отец, однако, с признанием дочери не спешил, но в 2013 году, уже после того, как король отрекся от престола в пользу сына, Дельфина через суд потребовала провести тест ДНК. Теперь к ней и ее детям будут обращаться «Ваше королевское высочество», и они будут носить фамилию Саксен-Кобург.

Заглавные буквы истории

6 ноября в Минске открывается международный кинофестиваль «Лiстапад», на котором будут представлены почти 120 картин из 50 стран. В конкурсе игровых фильмов будет участвовать фильм румынского режиссера Раду Жуде «Заглавными буквами». Я встречалась с ним в Бухаресте, когда собирала материалы для своей книги «Без железного занавеса». Его предыдущий фильм «Мне плевать, если мы войдем в историю как варвары» получил Гран-при «Лiстапада-2018», но многим в Румынии не понравился. Раду Жуде признался, что был к этому готов. Его не понимают даже в собственной семье, но он продолжает снимать об исторической забывчивости и переосмыслении прошлого. Снимает о Румынии, но получается обо всех нас. Фильм «Заглавными буквами» – о борьбе с диктатурой Чаушеску.

Фрагмент истины

Случались уже в истории США выборы, когда будущее страны оказывалось под угрозой. В 1800 году кандидат в президенты  Аарон Берр, которого сейчас частенько сравнивают с Дональдом Трампом, одним голосом (не одним процентом, а всего одним голосом) проиграл выборы Томасу Джефферсону. Победа Авраама Линкольна на президентских выборах 1860 года привела страну к гражданской войне. В 1932 году экономическая ситуация была такой тяжелой, что баллотировавшемуся в президенты Франклину Д. Рузвельту говорили, что он станет «худшим президентом в истории», если обещанный им «Новый курс» провалится. На что он ответил: «Если он провалится, я буду последним президентом». Сегодня в США выработался удивительный консенсус: выборы 3 ноября, в которых сошлись Дональд Трамп и Джо Байден, такой же переломный пункт. Но это куда более важный – и переломный, возможно, тоже – момент для остального мира, потому что ни в 1800-м, ни в 1860-м и даже ни в 1932 году Соединенные Штаты не играли такую роль в мировой политике, какую играют сейчас. Кто победит? И что будет потом?

Случайные лекарства

Что общего у пенициллина и виагры? В этот же ряд можно поставить анестезию и открытие лития как средства для лечения биполярного расстройства? То, что все это – «случайные» открытия. Не знаю, говорил ли Нобелевский лауреат в области физиологии и медицины Александр Флеминг «Да я случайно!», но про него и его открытие так говорили многие. И до сих пор говорят. Тут, конечно, еще можно вспомнить великого химика Дмитрия Меделеева и пришедшую ему во сне систему периодических элементов. Или даже нашего балетмейстера Валентина Елизарьева, которому приснился первый акт «Щелкунчика». Но сколько на самом деле случайности в этих открытиях?

Сладкие мальчики

В Китае есть термин xiao xian rou – «немного свежего мяса». Это красивые до сладости мальчики, со стройной до истощения фигурой и идеальной укладкой. В Азии это огромный пласт молодежной культуры. На официальном уровне с культурой xiao xian rou решили бороться и вовсю обсуждают «кризис мальчиков» и даже термин для этого специальный придумали: nanhai weiji.  Кризис проявляет себя по двум направлениям. Первое – мальчики стали хуже успевать в университетах, чем девочки (для консервативного Китая это реально проблема). Второй – что мальчики теряют маскулинный темперамент, и становятся все более женственными. Мальчики, печалятся консерваторы, стали «мягкими, как овцы» – ум размяк, а мышцы ослабли. Консерваторам, партии и правительству, конечно, ближе маскулинная культура, не в последнюю очередь потому, что когда у тебя самая большая армия в мире, сладкие мальчики – бесполезный балласт: не справятся. Но смогут ли консерваторы победить в этой борьбе? Совсем не факт.