Материалы с меткой: История

Предательство в Мюнхене

Каждый год в феврале я приезжаю в Мюнхен на Международную конференцию по безопасности. В этом году в ней впервые принимал участие премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху. Именно здесь, говорил он, был сделан первый шаг к Холокосту. Именно здесь. От отеля «Байришер Хоф, в котором проходит конференция, до здания, в котором восемьдесят лет назад, в ночь с 29 на 30 сентября 1938 года, было подписано Мюнхенское соглашение (более известное нам из учебников истории как «Мюнхенский сговор»), всего двадцать минут ходьбы. То давнее соглашение и сегодня – больная тема для исторической памяти чехов, задающихся вопросом: почему мы приняли его, почему не сопротивлялись? Большинство говорят: Запад нас тогда предал. И, развязав руки Гитлеру, приблизил Вторую мировую войну, полагая, что «принес мир этому поколению». Благими намерениями, сами знаете, куда выстлана дорога. На самом деле история Мюнхенского соглашения не закончена до сих пор.

Балканы: лишь бы не было войны

Балканы многих пугают: здесь шли войны, были этнические чистки. Тестом для бывших социалистических стран, стремившихся поскорее влиться в ряды «цивилизованных», стала поддержка бомбежек Югославии. Поддержали, отбомбили, вошли в НАТО и ЕС. А Балканы, особенно Западные, остаются всеевропейской головной болью. Или что-то меняется? Большинство наблюдателей согласны: ситуация улучшается. Хотя бы потому, что на территории бывшей Югославии не воюют. Пессимисты добавляют ложку дегтя: но в любой момент могут схватиться за оружие – нет, мол, стабильности в регионе. Ее сейчас нигде нет, парируют оптимисты, и приводят в пример, например, Македонию – страну, которая 27 лет не может обрести имя. Македония, конечно, старается.

ВСЕ В ПОРЯДКЕ, МЫ С КАМЧАТКИ. Письмо 2.

Если бы при путешествии на Камчатку можно было бы избежать посещения ее административного центра Петропавловска, это нужно было бы сделать. Потому что первое впечатление от города: девяностые, тоска, много пивных ларьков. Второе впечатление: а девяностые таки рулят! И очень много пивных заведений. Город как будто застрял в том времени, из которого мы вырвались со вздохом облегчения. Справедливости ради: он стал таким задолго до 1990-х.

Великий соблазнитель

Кем только он не был за свою жизнь! Юристом и военным, скрипачом и мошенником, игроком и гурманом, дипломатом, шпионом и доносчиком, врачом, математиком, драматургом и писателем, а умер дворцовым библиотекарем. Да – скучно умер, зато как весело, запойно даже, жил! Каждым из своих талантов зарабатывал, каждый его прославлял. Но история запомнила его великим соблазнителем, чье имя известно почти каждому – Казанова. 4 июня исполняется 220 лет его смерти, и Венеция – родной город, не раз его изгонявший и даже томивший в тюрьме – открывает музей его имени. Славного, говорят там.

Тюльпаномания

Недавно у нас спор возник с коллегой насчет родины тюльпанов, моих любимых цветов. Коллега говорит, что вот, мол, был в Нидерландах: это и есть родина тюльпанов. Ха! – отвечаю. Родина тюльпанов – Турция, это каждый знает. Коллега не сдается: я вот, говорит, в бывшей советской Средней Азии был, так там уверены, что это они – родина тюльпанов. Прав оказался и коллега, и я, так бывает. Но знаете ли вы, что название тюльпан – как раз турецкое? Когда тюльпан уже стал практически национальным цветком в Турции, Европа о нем еще и не знала. Но после кражи луковиц из Венского ботанического сада тюльпаны зацвели буйным цветом, сначала сводя с ума своей красотой, потом своими ценами. В момент наивысшего расцвета в Нидерландах цена одной (!) луковицы равнялась цене дома. Это был первый финансовый пузырь на мировом финансовом рынке, а торговля луковицами – первой фьючерсной торговлей, хотя тогда слова такого еще не знали.