Материалы с меткой: История

Памятник раздора

Совет района Прага-6 принял решение о переносе памятника маршалу Коневу, который установлен на площади Интербригад 9 мая 1980 года – в честь 35-летия Победы. Гражданский активист специально приехал с севера страны, приковал себя к памятнику и заявил репортерам: «Противоречие вокруг памятника Коневу, вызванное решением муниципальных властей района Прага-6, касается меня лично. Мой дед воевал во время Второй мировой войны». Но сможет ли этот одинокий голос что-то изменить? Одинокий – вряд ли, но он на самом деле не одинок, в Чехии слышен целый хор таких голосов, самый громкий – у президента страны Милоша Земана. Проблема в том, что президент сильно ограничен в том, что может в данной ситуации сделать.

Разговор писателя с читателем

У меня не самый большой опыт встреч с читателями, но каждой такой встречи я жду с волнением и замиранием сердца: а придете ли вы, интересно ли вам то, что я делаю? Писатели любят встречаться с читателями. Потому что – обратная связь, потому что нет ничего интереснее, чем посмотреть в глаза людям, которые тебя читают. Потому как даже у писателей с миллионными тиражами случаются моменты неуверенности в себе, а встречи с читателями от такой неуверенности лечат. А вот зачем читатели ходят на встречи с писателями? Как показывает моя практика таких встреч (а я бываю на них и читателем, и писателем), ходят а) чтобы удостовериться, что такой человек, который пишет так, что тебе хочется с ним познакомиться, действительно существует, б) чтобы задавать вопросы. Больше прикладного, чем экзистенциального порядка: как идея пришла в голову, а не о том, как жить дальше. Кажется, последний, кого об этом спрашивали всерьез, был Лев Толстой, и этот выбор не кажется мне удачным, если вспомнить про Анну Каренину и поезд.

Шэн и дань на одной сцене

Если вы не готовы, это может показаться как минимум странным: «сбиваются» на фальцет взрослые люди, оглушительно трещат барабаны и гонги – полноте, да опера ли это, если добрую половину действия артисты вместо того, чтобы петь, дерутся на мечах и прыгают, как акробаты? Опера, друзья мои, опера. Но – другая, Пекинская, отличная от всего того, что вы до сих пор называли оперой. Кстати, когда-то Лучано Паваротти, увидев ее, был так впечатлен, что попросил, чтобы его загримировали под Сян Юя из спектакля «Прощание всемогущего Бавана с любимой». Вы можете посмотреть на этот грим в прекрасном фильме одного из самых знаменитых китайских режиссеров Чэна Кайгэ «Прощай, моя наложница». Когда-то именно с него начался мой интерес к Китаю и любовь к Пекинской опере, которую я беззаветно люблю и сегодня. Если вы с ней еще не знакомы, есть шанс: 2 и 3 сентября в Большом театре Беларуси Китайский государственный театр Пекинской оперы дает спектакль «Военачальницы семьи Ян». Жду с нетерпением.

При всем богатстве выбора

Арабские скакуны, ЛГБТ-сообщество и памятник героям Второй мировой – что у них может быть общего? То, что все они тем или иным образом участвуют в избирательной кампании в Польше. Выборы назначены на 13 октября, и, как показывают опросы общественного мнения, победит на них правящая сейчас партия «Право и справедливость» (ПиС). Но партии нужна не просто победа, ей нужно конституционное большинство – две трети в Сейме – чтобы внести изменения в Конституцию. Удастся ли – вот главная интрига.

Самый опасный конфликт в мире

Индия отменила две статьи своей Конституции: 370-й, которая определяла автономный статус Кашмира, и статьи 35А, запрещавшей некашмирцам покупать там недвижимость. И сразу, конечно, началось… Территория Кашмира, разделенного между Индией, Пакистаном и Китаем – самая милитаризованная в мире. Тлеющий с момента, когда уходящая Великобритания разделила свою бывшую колонию на светскую, с преимущественно индуистским населением, Индию и исламский Пакистан, конфликт три раза был причиной войн и бессчетного количества вооруженных стычек. Оружия и ненависти там много, а вместе они – гремучая смесь. Если вспомнить, что у Индии 140 ядерных боеголовок, у Пакистана – 150, Индия заявляла о том, что не будет наносить ядерный удар первой, а Пакистан  подобного обещания не давал, это делает ситуацию в Кашмире потенциально самой опасной в мире.