Материалы с меткой: Идеология

Берлинская стена теперь в головах

Немцы сегодня счастливее, чем когда бы то ни было. По крайней мере, так свидетельствуют данные опроса общественного мнения, проведенного накануне 30-летия падения Берлинской стены, которое в объединенной Германии широко празднуют сегодня, 9 ноября. Но, как показывают уже другие опросы, не все так радужно. Сегодня жители востока Германии занимают всего 1.7% руководящих должностей в стране. Вы, конечно, можете кивнуть на канцлера Меркель – самую знаменитую представительницу востока, добившуюся успеха в объединенной Германии. Пять лет назад я собирала материалы для проекта «Без железного занавеса», делала интервью с гражданами бывшей ГДР и тоже кивала на Меркель: вот же, на вершине! Моя собеседница Петра Вермке ответила тогда с горечью: «Она такая одна, а нас было 16 с половиной миллионов». Один из самых известных восточногерманских политиков в бундестаге, член фракции «Левых» Грегор Гизи (мы с ним тоже встречались) заявил: «Нам необходима квота на восточных немцев, иначе единство Германии так и не будет восприниматься всерьез». Так удалось ли Германии после падения стены создать один народ?

Когда в немецком городе Галле правый экстремист пытался проникнуть в синагогу, а потом расстрелял двух прохожих, это многих потрясло. Действия нападавшего были квалифицированы как «правоэкстремистская террористическая атака» преступника-одиночки. Главный вопрос: насколько он одинок? Увы, даже министерство внутренних дел Германии признает: правых экстремистов становится все больше, многие из них готовы к атакам. Более того, они вооружаются. В 2018 году они совершили 235 преступлений с применением насилия, а когда полиция проводила расследование, то обнаружила у них более тысячи единиц оружия, в том числе боевое и взрывчатку. Но тревожит не только количество оружия. Глава Центрального совета евреев Германии Йозеф Шустер считает, что в последнее время сдвинулись границы допустимого: то, что раньше боялись произнести вслух, теперь стали заявлять во всеуслышание. В МВД говорят, что знают, как с этим бороться: больше слежки по всем фронтам, больше слежки!

Смотрите, кто пришел

В конце концов, они договорились. Правда, к демократии это не имеет отношения, но кого это волнует? Ну, только если члены Европарламента взбунтуются против кандидатуры на пост президента Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен, как взбунтовались страны Вышеградской группы (Венгрия, Польша, Словакия, Чехия) и примкнувшая к ним Италия против согласованной в Осаке лидерами Франции и Германии кандидатуры Франса Тиммерманса, первого вице-президента Еврокомиссии. Зато, как, не стесняясь говорят даже в германских СМИ, военные, узнав, что их министр обороны фон дер Ляйен отбывает на историческую родину (первые 13 лет своей жизни она прожила в Брюсселе), выдохнули с облегчением – в надежде, что теперь ими будет руководить не политическая фигура, а крепкий профессионал.

Восстание против элит

Четыре француза из десяти считают, что их страну спасет революция. Половина ждет реформ. Институт исследования общественного мнения дает портрет потенциального революционера: человек в возрасте от 25 до 34 лет из малообеспеченных слоев населения, но не безработный, со средним или профессионально-техническим образованием, живущий в провинции и ощущающий  себя бедным. Эта картина типична для всей Европы: бедное большинство против богатого меньшинства, ожидание простых ответов, неготовность слушать сложные размышления, нынешний гнев вместо прежнего бессилия. Мир раскололся. Восстание против элит случилось это не вдруг, и зрело не одно десятилетие.

Для кого эти сети

Вопрос технологий вошел в фазу политической войны. Телекоммуникационные сети следующего поколения – 5G – стали новой линией раздора между Европой и США. Соединенные Штаты требуют от европейцев: закройте свои двери для «Хуавэй», потому что в оборудовании самого «Хуавэя» могут быть потайные «задние двери», через которые он будет узнавать ваши секреты и передавать их китайской разведке. Но, как отмечают многочисленные европейские эксперты, вопрос на самом деле не в технологиях, а в национальной принадлежности. Читай – другой идеологии. Если бы Китаем правила не Коммунистическая партия, продукцию «Хуавэй» и ZTE рассматривали бы только в плоскости цена/качество. Есть в этом противостоянии еще один аспект – я бы сказала, философский. Нынешний переход на стандарт 5G – по сути, первая технологическая революция, тон в которой задает не Европа, не Америка, а Китай. Китайские компании  оказались мировыми технологическими лидерами. Впервые в истории. Как такое пережить?