Материалы с меткой: Германия

Помните, Маргарет Тэтчер называли «Железной леди»? И было в этом прозвище уважение – к ней, партии и тем идеям, которые Тэтчер вместе с партией отстаивали. Бориса Джонсона называют БоДжо (BoJo). Вам приходит на ум что-то серьезное или идейное в этой связи? Британцам тоже не приходит. Эммануэля Макрона называют Ману (Manu), канцлера Австрии Себастьяна Курца – Басти (Basti), лидера итальянской «Лиги», рвущегося обратно в правительство, Маттео Сальвинии – Капитаном (Il Capitano). Личный бренд теперь важнее партийной программы, а партии стали штабами конкретного человека, под которого выстраивается партийная система и иерархия. Политики сегодня стали вроде звезд шоу-бизнеса. Теперь важнее не отстаивать свою точку зрения, а следить за рейтингами и колебаниями общественного мнения: куда дует ветер людского настроения, туда идет и политик. Ну, и фотогеничное лицо в помощь, конечно. И Ангела Меркель, между прочим, не исключение.

Карточка против наличных

«Не прячьте ваши денежки по банкам и углам, – призывали Буратино лиса Алиса и кот Базилио. Знали бы они тогда, что со временем практически все мы будем получать зарплаты на банковскую карточку, а «живые» деньги в руках с каждым днем будем видеть все реже. Но означает ли это, что «не прячьте ваши денежки по банкам» совсем устарело? Ничего подобного: в Европе, например, чем южнее, тем больше любовь к наличности. Карты не везде и не всегда. В супермаркетах – да, в кафе и ресторанах могут отказать: «У нас расчет только наличными». На ваше «У нас нет наличных», отвечают просто: «Банкомат за углом». Удивительно, но среди больших любителей наличности не только горячие южные народы, но и немцы: почти 80% жителей страны, о которой мы думаем как о передовой, предпочитают платить наличкой. Психологи объясняют это привычкой к контролю: мол, большинство немцев озабочены, что утратят контроль над собственными финансами при полном переходе к безналичным расчетам. Говорят, что такая немецкая осторожность в обращении с деньгами – результат турбулентной истории Германии в ХХ веке. А кого в прошлом веке не трясло? Но мы же полюбили безналичные платежи.

Последние четверть века мировая торговля действовала по правилам. Ну, в основном: этих правил придерживались страны-члены Всемирной торговой организации (ВТО). А те страны, которые членами пока не стали (как Беларусь), в организацию стремились. Потому что – выполняй правила, и для твоих товаров открывается весь мир. Правда, и ты для всего мира должен открыть свои двери. Но, как показал опыт Китая, плюсов больше. И вот этот порядок, похоже, разрушен. Имя разрушителя? Все то же – Дональд Трамп. Подробности здесь.

Медовый месяц между президентом Франции Эммануэлем Макроном – молодым, энергичным, амбициозным и, как очень быстро выяснилось, претендующим на роль лидера Европы – и канцлером ФРГ Ангелой Меркель – с одной стороны, с ролью такого лидера свыкшейся, с другой, с политического Олимпа уходящей и уход свой растягивающей почти до неприличия – был недолгим. Слишком разное у них личное будущее: один смотрит вперед, другая оглядывается на то, какой ее запомнят. Да и будущее Европы, как выяснилось, видят они по-разному. Хотя как бы они его ни видели, ясно одно: будущее Европы требует не просто переосмысления, но корректировки. Для этого Франция и Германия объединились и предложили, начиная с 2020 года, провести за два года серию конференций, чтобы общее будущее переформатировать – вплоть до внесения изменения в договоры, лежащие в основе ЕС.

Урсула и ее комиссары

«Мы готовы, Европа готова. Мое послание простое: давайте работать», –  говорит новая председатель Европейской комиссии Урсула фон Дер Ляйен. Она заждалась: ее комиссия должна была начать работать 1 ноября, но сумела только месяц спустя. Основные приоритеты работы обозначены: борьба с изменением климата, развитие цифрового общества и цифровой экономики и укрепление роли Европы в мире. Чтобы выполнить все свои обещания, Урсула будет жить прямо на работе: решила не арендовать служебную квартиру в Брюсселе, а ночевать в комнате для отдыха при рабочем кабинете. Амбициозные задачи требуют нетривиальных решений: пусть дома ее теперь не ждут.