Материалы с меткой: ЕС

БОЛГАРИЯ ЗНАКОМАЯ И НЕЗНАКОМАЯ. Часть 2.

Продолжаю публикацию серии статей из проекта «Без железного занавеса» о Болгарии. Сегодня – интервью с царем, самым настоящим. Помню, с каким удивлением в 1996 году я узнала, что в Болгарию вернулся царь. Царь? Вы серьезно? Смотрела кадры, как его встречают ликующие толпы, и не могла поверить своим глазам. Царь Симеон II вернулся! «Все Царьградское шоссе было заполонено людьми, они стояли прямо от аэропорта», - рассказывают мне сегодня одни. «В нем нет ни капли болгарской крови!», - кричат другие. И те, и другие правы: люди стояли, приветствовали, ждали чуда. Его не случилось, и сегодня мнения болгар насчет царя разделились примерно пополам: одни продолжают его любить, говорят о несомненных успехах его правительства, а если что-то не получилось – это потому, что обстоятельства так сложились. Другие винят царя в том, что разбогател, проведя в стране реституцию и вернув землю и недвижимость прежним владельцам, благодаря чему стал крупнейшим землевладельцем. Сегодня бывший царь Симеон II живет во дворце «Врана» в Софии, который государство хочет у него снова отнять. Там мы с ним и встретились.

БОЛГАРИЯ ЗНАКОМАЯ И НЕЗНАКОМАЯ. Часть 1.

Как там говорили в советские времена? «Курица – не птица, Болгария – не заграница»? Еще говорили про всесоюзную здравницу, «братушек», шестнадцатую республику и особую близость. Вооруженная детскими стереотипами и знанием о том, что если киваешь, то в Болгарии это «нет», а если мотаешь головой, то соглашаешься, я прилетела в Софию. Болгария – предпоследняя страна проекта «Без железного занавеса», и она – внутренне, душевно, эмоционально – отличается от всех предыдущих. Там, например, с образцами для подражания было понятно: в Чехии и бывшей ГДР в 1989 году мечтали о том, что через пять лет заживут, «как в Германии», в Словакии и Венгрии – «как в Австрии». А на кого равнялись в Болгарии, спрашивала я у местных. Они терялись и говорили, что Болгария никогда не была богатой, что и при социализме была далека от процветания, но «все же у нас никогда не было так плохо, как в Румынии». Ага, думала я, вот как здесь сравнивают. Кстати, сегодня согласно статистике ЕС, Болгария – самая бедная страна союза, Румыния ее обошла. При социализме болгары хотели жить, как югославы. Но что произошло с Югославией, вы знаете. А что случилось с Болгарией, я вам расскажу.

Крепость Европа

Политический ландшафт в Европе и мире изменился – вы наверняка заметили. Вот посмотрите, например, на принятый в декабре Пакт ООН по миграции. Подготовка документов такого глобального уровня, как правило, занимает годы: бюрократия нетороплива в любых вопросах, а уж когда они такой сложности… Но в этом случае бюрократы слишком затянули: ситуация изменилась, и документ, на который никто особо не обращал внимания пять лет назад, вдруг оказался в центре внимания. Да настолько в центре, что в Бельгии из-за него пало правительство, а в Словакии в отставку ушел министр иностранных дел (правда, потом вернулся). Но так ли страшна миграция, как ее рисуют противники?

Кто подложит европейцам свинью

В начале нового года принято с оптимизмом смотреть в будущее, надеясь, что самое сложное позади. Бой полуночных курантов все обнуляет, и все начинается сначала – новая жизнь, мечты и надежды. Но будем реалистами: заново начинается не только хорошее и радостное – проблемы, поиски решений, трудности и даже катастрофы никуда не деваются. И в Европейском, например, союзе это прекрасно знают, а потому, вступая в новый год, хмурятся. И оглядываются по сторонам – кто свинью подложит? Хотя, конечно, лучше не поминать всуе китайский новый год, тем более что он наступит только через месяц – 5 февраля. Но китайцы, конечно, причем – они теперь всегда причем. Аналитики и эксперты сходятся: в наступившем году политический климат будет определяться по линии противостояния США-Россия-Китай: с одной стороны – США, с другой – Россия и Китай.

ЕС в растерянности

Европа в уходящем году превратилась, скорее, в зрителя мировых событий, а не в полноценного их участника, от которого зависит исход игры. Даже идея создать Европейскую армию, которую так лелеял президент Макрон, разбивается о суровую правду жизни. С одной стороны, Макрону сейчас не до того – он пытается тушить деньгами горящий в стране пожар. С другой, заместитель министра обороны Чехии Якуб Ландовский говорит, что «Европа не готова отказаться от идеи национальных государств». Осознание этого – еще одно открытие года. Унификация не прошла, итальянцы никогда не будут работать, как немцы, а болгары не станут шведами (хотя многие не против в Швецию переселиться). Все хотят жить вместе, но по-своему, и чтобы «Брюссель нам не указ». Но Брюссель все же указ, и ссорится с ним не стоит, как показывают примеры Польши, Италии или Греции. Каким-то не совсем понятным образом, но большая часть вопросов решается, органы ЕС остаются дееспособными, хотя и двигаются вперед с большим скрипом – по-стариковски так, жалуясь на жизнь и не желающих слушаться молодых (читай – страны Восточной и Центральной Европы).