Материалы с меткой: Чехия

Уважение к памяти

В стране, которую он создал, его ласково называют «батюшкой». К религии это не имеет отношения, но к культу – вполне. Мы бы назвали «отцом-основателем», но этому званию не хватает нежности и обожания, которое есть у чехов. Он так любил свою жену, что сделал ее девичью фамилию своим вторым именем. В любом чешском городе вы найдете улицу его имени и памятник ему. На каждом всего три буквы: TGM. Каждый чех и словак знает, что они означают: Томаш Гарриг Масарик, первый президент Чехословакии. Сегодня ему 170. Казалось бы, жизнь TGM изучена вдоль и поперек, и в ней не осталось белых пятен. Но, как оказалось, есть кое-что в биографии первого президента Чехословакии, что не дает спокойно спать некоторым исследователям. Некоторые историки – из тех, кто жаждет сенсаций и сторонники теории заговора – подозревают: на самом деле отцом основателя Чехословакии был… барабанная дробь… император Австро-Венгрии Франц Иосиф.

История в памятниках и без них

Скоро вид главной пражской площади – Староместской – изменится. Используя журналистский штамп, хотелось было написать «изменится навсегда», но не буду: в этом мире «навсегда» только смерть и налоги, все остальное переменчиво. Даже те городские виды, которые стали символом. Кстати, именно символическое значение иногда играет с ними злую шутку: их разрушают во имя текущего политического момента. Именно так случилось с Марианской колонной, стоявшей в центре Староместской площади и разрушенной 3 ноября 1918 года опьяненной освобождением от Габсбургов и созданием независимой Чехословакии толпой. Именно это происходит с памятником маршалу Коневу: его хотят убрать (спасибо, что не разрушить, как Марианку) с глаз долой. Но, с точки зрения старосты района Прага-Ржепорые Павла Новотного, и это полумеры: вот он собирается в честь 75-летия окончания Второй мировой войны у себя в районе установить памятник власовцам.

Городская вольница

То, что столицы и большие города, как правило, либеральнее провинций в любой стране – факт. Но вот то, что одни части страны не соглашаются с политикой центра и пытаются идти своим путем – тенденция почти новая. Мэры Братиславы, Будапешта, Варшавы и Праги объединились и подписали «Пакт свободных городов». Все четыре столичных руководителя имеют репутацию молодых (старшему нет и 50), прогрессивных и либеральных, которых объединяет общее видение современного европейского города: он должен быть открытым, толерантным и экологичным. И чтобы их города такими оставались, мэры намерены сообща договариваться в Брюсселе о дополнительной финансовой поддержке. Почему именно в Брюсселе? Потому что с родными правительствами, которым мэры во многих случаях, как кость в горле, договориться сложнее. А Брюссель как будто и не против. Почему?

Автор или авторка? Иванова или Ивановова?

Пока у нас борются за авторок, фотографок и модераторок, доказывая, что называть женщин в профессии именно так – не просто круто, но и гендерно правильно, в Чехии спорят о том, имеют ли женщины право выбирать себе фамилию. Хотя «авторки», «модераторки» и «фотографки» у них давно есть.

Кто для истории более ценен

На прошедшей в Праге международной конференции «Европа без железного занавеса: 30 лет свободы» символ революции, лидер «Солидарности» и бывший президент Польши Лех Валенса был категоричен: «Мы вырвали зубы русскому медведю. Остальным потом уже было легче с ним бороться». Но даже если Валенсе и приятно напомнить всем о том, кто был первым (а ему, несомненно, приятно), сегодня результаты революций устраивают не всех. Включая самого Валенсу. Сегодня у многих бывших соратников по борьбе разные взгляды – на свои страны и вызовы, которые стоят сегодня перед ними, Европой и миром. Вот, например, президент Чехии Милош Земан, активно участвовавший в Бархатной революции 17 ноября 1989 года, решил не принимать участия в праздничных мероприятиях. Почему?