Материалы с меткой: Азия

Новая культурная революция

Какие ассоциации возникают у вас, когда вы думаете о Китае? Если вы думаете о Великой китайской стене, высоких технологиях и о нарождающейся мировой супердержаве, вы мыслите в правильном направлении. Но Китай меняется так стремительно, что за всеми изменениями, кажется, не уследить. Но мы все же попробуем. Сегодня в газете «Минский курьер» - премьера моего нового проекта «Объясняем Китай». Он будет выходить дважды в месяц, и в нем я буду рассказывать о самых новых тенденциях в развитии этой страны – политических, экономических и культурных. Сегодня – о новой культурной революции и о том, что залог победы в борьбе за умы молодежи – рост благосостояния и суверенный интернет. Удивлены? Тогда читайте.

Чья экономика быстрее?

Долгое время самой быстрорастущей экономикой в мире был Китай. Когда я жила в Пекине с 2000 по 2013 год рост ВВП обозначался двузначными цифрами, и экономисты – не китайские, само собой – били тревогу: экономика перегрета, ей грозит коллапс. Коллапса нет, но замедление – налицо. В свое время это было осознанным выбором руководства Китая – качественный рост вместе количественного. Тогда экономисты (снова не китайские) говорили, что Поднебесной нужно не менее 6% роста ВВП в год только для того, чтобы сохранить существующий уровень жизни и занятости. Кстати, с 1991 по 2018 год он никогда ниже этой цифры не опускался. Но нет ничего вечного под Луной – спросите хотя бы великого поэта Ли Бо, который утонул в реке, пытаясь поймать лунное отражение. Инвестиционный банк «Номура» прогнозирует, что в нынешнем году рост ВВП Китая составит 4.3%, США – 4.6%, а Индии – 8.5%. Крейг Ботхэм из консалтинговой компании Pantheon Macroeconomics уверен, что экономка Китая в 2022 году вырастет на 4.7%, США – 4.5%, Индии – 9.2%. И, говорят аналитики, это будет долгосрочным трендом.

Упорный и расколотый

Подводить итоги года – занятие интересное, но неблагодарное. Интересное потому, что не только вспоминаешь, чем год запомнился, но анализируешь взаимосвязи: многое становится понятнее, тенденции обозначаются ярче – и вот уже можно строить прогнозы, причем не только на ближайший год. А неблагодарное потому, что каждый видит год по-разному, по-своему расставляет акценты и дает оценки. Поэтому каждый подобный обзор, конечно, субъективен. Но я рискну.

«Только простая и понятная конкуренция», – вот чего хочет президент США от американо-китайских отношений: «Наша ответственность как руководителей Китая и США состоит в том, чтобы гарантировать, что конкуренция между нашими странами не перерастет в конфликт, намеренный или непреднамеренный. Нам нужно установить некоторые ограничения на основе здравого смысла, чтобы быть ясными и честными в тех случаях, когда мы не согласны, и работать вместе там, где наши интересы пересекаются». Проблема в том, что интересы США и Китая пересекаются в очень многих областях, регионах и сферах.

Общее процветание

Когда я жила в Китае, мы с коллегами журналистами, посмеиваясь, называли страну «редиской»: мол, декларативно, снаружи, она «красная», а внутри и по сути – «белая», не так уж много в ней социализма и уж тем более коммунизма. И хотя из Китая я давно уехала, продолжаю с интересом следить за тем, что там происходит. В последнее время у меня сложилось четкое ощущение, что страна возвращается – или, вернее, генеральный секретарь ЦК КПК Си Цзиньпин ее возвращает – к «красным» корням. В августе этого года председатель Си призвал к «общему процветанию», и сразу после этого технологические гиганты один за другим стали рапортовать, сколько миллиардов долларов из своей прибыли они для создания этого «процветания» готовы направить. Где тут связь?