Зачем ЕС своя армия?

Страны ЕС подписали оборонительный пакт PESCO, который знаменует новую эру в европейской военной интеграции.

Попытки создать западноевропейский военный союз провалились еще в 1950-х, к этой идее долго не возвращались. Смысла не было: были НАТО и Варшавский договор, и все было понятно. В том смысле, что без поддержки США у ослабленной войной Европы нет шансов противостоять Советскому Союзу. Потом СССР и Варшавского договора не стало, а НАТО начал победное шествие к границам России – зачем Европе собственная армия? Да и вообще – армия? Ответ на этот вопрос дает статистика: из всех стран ЕС только четыре – Греция, Великобритания, Польша и Эстония – тратят согласованные всеми 2% ВВП на оборону. Тем не менее, в 2000 году ЕС принял решение о создании общей оборонительной политики, и, как и многие другие вопросы, этот не решался десятилетиями. Но вот геополитический расклад изменился, и у европейской армии снова появился шанс. До сих пор эту идею блокировала Великобритания, которая всегда была проводником американских интересов на континенте, но после того как страна проголосовала за выход из ЕС летом 2016 года, переговоры возобновились. Из стран ЕС к PESCO не присоединились Дания, Ирландия, Мальта и Португалия.  

EUarmy

Но означает ли этот договор создание общей армии? Скорее всего, нет, хотя чиновники предпочтут дипломатично ответить «Не сейчас». Ведь разногласия между двумя ведущими державами ЕС сохраняются. Да, теперь, после избрания про-европейского и активного в международных вопросах Макрона и ослабленной внутренним политическим кризисом Меркель, лидеров стало два. Макрон и Франция считают, что страны должны вносить деньги и высказывать экспертное мнение, объединившись вокруг проектов, которые предлагает Франция. У нее на то есть серьезный аргумент: собственные военные миссии в Африке, где она действует без привлечения сил НАТО. В Берлине, который к усилению общеевропейской роли Парижа относится с заметной ревностью, считают, что оборонительный проект должен быть инклюзивным: мол, даже небольшим странам есть что предложить, кроме денег. Эксперты (не только французские, что примечательно) полагают, что подход «от каждого по способностям» может ослабить эффективность создаваемого военного механизма. Тем не менее, подписанное соглашение ближе к немецкому проекту, чем к французскому. Но в любом случае речь о создании общей армии сейчас не идет (ключевое слово – сейчас).

Цели PESCO: координировать расходы на оборону и участие национальных подразделений в общеевропейских операциях и усилить военно-промышленный комплекс. Роль ВПК в подписанных соглашениях – огромная. И это та область, где противоречия могут оказаться самыми сильными. Потому что, конечно, эффективнее произвести один военный грузовик для 23 армий, но, с другой стороны, у многих стран, подписавших PESCO, есть собственная военная промышленность и экспорт вооружений. Но Европейский оборонный фонд уже создан, он будет дополнять (!) национальные бюджеты на оборону. Начиная с 2020 года, фонд ежегодно будет выделять 500 млн. евро на исследования в области обороны, и 1 млрд. евро на развитие и приобретение вооружений. Соединенным Штатам, которые до сих пор были главными поставщиками для НАТО, есть над чем задуматься. И не только им: Британия просит и ее учитывать в PESCO: британские компании боятся (вполне справедливо) остаться без европейских заказов.

Оборонное соглашение, каким бы неполным оно не казалось сейчас, намечает, на мой взгляд, интересную тенденцию: уход Европы в себя, полагание на собственные силы. Начал ли эту тенденцию Дональд Трамп? Нет, она намечалась и до него, но именно провозглашенная им «Америка в первую очередь» заставила Ангелу Меркель и Европу решиться взять свою судьбу в свои руки. И вот еще одно подтверждение: по попавшей в испанскую газету El Pais информации, 6 декабря Еврокомиссия объявит о создании Европейского валютного фонда с первоначальным капиталом 500 млрд. евро. Каждый сам за себя.

Опубликовано 1.12.2017 в «Народной газете» (www.sb.by/ng)



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.