Возвращенцы

Когда я работала над проектом «Без железного занавеса», мне часто говорили, что одна из основных проблем, с которыми столкнулись бывшие социалистические страны Восточной Европы – отъезд людей за границу в поисках работы. В Болгарии демографическую проблему называли главной. Задавались вопросом, как можно развивать экономику, если в стране остались одни пенсионеры, и рассказывали, что правительство разработало специальную программу, чтобы заманить уехавших обратно. А то ведь до чего дошло: на летний сезон курорты завозят работников из Украины и Молдовы – своих не хватает. Эпидемия коронавируса сделала то, что правительству было не под силу.  

Первый раз это заметили в конце марта: болгарские чиновники то ли с удивлением, то ли с радостью констатировали: в страну вернулись десятки тысяч граждан, уезжавших на заработки в другие страны. В Украине в начале лета фиксировали возвращение сотен тысяч «заробитчан». Оказалось, возвращение на родину – мировая тенденция: по данным Международной организации по миграции, в свои страны вернулись более 2.1 млн. индийцев, почти 600 тысяч афганцев.

По данным правительства Болгарии, с марта по май в страну вернулись 550 тысяч человек. Причем главной причиной возвращения они называют «желание быть с семьей и родственниками» в это непростое время. Оказывается, деньги важны, но в некоторых случаях эмоции важнее, а истину о том, что «дома и стены помогают», еще никто не отменял. Причем «стены помогают» иногда и в прямом смысле: многие возвращенцы селятся у родителей или родственников, экономя на аренде.  Вторая причина возвращения – потеря работы. Десять процентов опрошенных на вопрос, собираются ли они возвращаться в Западную Европу после окончания карантина, ответили «нет», 16% не приняли окончательного решения.

Ситуация с оттоком населения в странах Восточной Европы, как ни удивительно, самая тяжелая в мире: за прошедшие после падения «железного занавеса» 30 лет население во всех странах бывшего социалистического лагеря из года в год сокращалось. И это вызвало удивительных парадокс: из-за утечки мозгов здесь сейчас не хватает и этих самых мозгов, и рабочих рук, способных поднимать экономику стран Восточной Европы до уровня Западной. В Болгарии мне говорили, что из страны за эти годы уехали почти 4 млн. человек. Писатель Василе Ерну говорил, что из Румынии уехали около 5 млн. человек: «Это большая цифра, и она не останавливается». Пандемия этот отток остановила. Главный вопрос теперь – сможет ли рынок стран Восточной Европы обеспечить своих возвращенцев работой? Эксперты говорят, что это возможно.

Последние годы в этом регионе наблюдался неплохой экономический рост, во многих странах безработица опустилась до рекордно низкого уровня. Понятно, что в этом году о росте говорить не приходится – только о темпах падения, но вероятность того, что через год-два рост может возобновиться, велика. Кроме того, последние несколько лет в Европе наблюдается тенденция к сокращению цепочек поставок, и она наверняка сохранится, а, может быть, даже усилится после пандемии. Это означает, что все больше товаров, которые будут продаваться в ЕС, здесь же и будут производиться. А с учетом того, что страны Западной Европы охотно переносят производства в страны Восточной (например, Словакия сегодня производит больше всего в ЕС автомобилей на душу населения), то не всем придется уезжать – многие смогут найти работу дома.

Совсем иначе складывается ситуация в странах, куда люди уезжали в поисках работы. Австрия, например, организовывала специальные авиарейсы, чтобы привезти из Румынии сиделок: австрийцев такая работа не привлекает. А вот россиян, как оказалось, не привлекает  работа на стройке. Правительство России говорит, что из-за пандемии рынок труда лишился почти полутора миллионов работников. К 1 декабря о потребности в иностранной рабочей силе заявили уже 50 регионов: раньше на местных стройках работали в основном граждане Таджикистана, Узбекистана и Украины.

Опубликовано в «Народной газете» (www.sb.by/ng)



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.