Вопрос климатической справедливости

Если борьба против изменения климата ассоциируется у вас с Гретой Тунберг и ее любовью прогуливать школу по пятницам, чтобы устроить одиночный пикет, к которому со временем присоединились миллионы людей по всему миру, это правильная ассоциация. Но недостаточная. Эксперты пугают хлебными бунтами и кивают на Египет, наплывом климатических мигрантов и кивают на Бангладеш, предрекают изменение политического и экономического ландшафта.

Часть экспертов, которые занимаются причинами и следствиями Арабской весны вообще и свержением Хосни Мубарака в Египте в частности, утверждают: недовольство населения – его никто не отрицает, конечно – возникло не в последнюю очередь из-за того, что из продажи исчез дешевый хлеб. А дешевый хлеб исчез из-за жаркого лета 2010 года в России, в которой Египет закупает пшеницу. Так что бунт там был, конечно, народным, но и хлебным тоже, а, значит, и климатическим.   

В Бангладеш идет подтопление сельскохозяйственных территорий, фермеры беднеют и ищут лучшей доли за пределами страны. Но попытки уйти в соседние страны сталкиваются со специально для этого принятыми в Индии законами, ограничивающими такие возможности. А все потому, что Бангладеш населен мусульманами, а Индия не заинтересована в изменении своего конфессионального ландшафта. То есть в изменении ландшафта – любого – не заинтересован никто. Между тем, он меняется. Еще в 1990-е по Боливии, Танзании и Аргентине прокатились серии водных бунтов. Нехватка пресной воды становится проблемой планетарной, эксперты бьют тревогу: это может привести к новому переселению народов. Но мир к нему не готов.

Одним из первых дел, которые сделал Джо Байден, заняв Овальный кабинет в Белом доме, было возвращение США в Парижское соглашение по климату, из которого Дональд Трамп вышел. Америка входит в тройку ведущих загрязнителей воздуха на планете, но Трамп исходил из того, что соглашение по климату ограничит священное право американцев жечь бензин в неограниченных количествах и ударит по нефтяным компаниям, многие из которых поддерживают республиканцев. Климат – это политика, не сомневайтесь. И Байден планирует сделать борьбу с изменением климата одним из драйверов своей повестки, а руководить этим направлением будет тяжеловес внешней политики, Госсекретарь в администрации Барака Обамы Джон Керри. Давление нарастает. 

Отношение к вопросам изменения климата в мире действительно изменилось, и изменение повестки это отражает. Уж что-что, а держать нос по ветру политики умеют. Да и бизнес научился. Норвежская Statoil пять лет назад продала активы, связанные с добычей канадских нефтеносных песков: они производят больше CO2, чем любой другой тип нефти. В 2019 году норвежский пенсионный фонд Kommunal Landspensjonskasse, управляющий активами на 81 млрд. долларов, заявил, что не будет работать с компаниями, получающими более 5% прибыли от нефтеносных песков. Нефть тронулась, господа.

ЕС заявил о цели снизить выбросы парниковых газов до нуля к 2050 году. Это масштабный и весьма дорогостоящий проект: внедряющие зелёные технологии компании могут рассчитывать на многомиллиардные субсидии, а те, кто не будет соблюдать ужесточающиеся экологические требования, получат убытки и могут потерять рынок. Цена вопроса – триллион евро в первые десять лет.

Давление на ведущих загрязнителей воздуха – Китай, США, Индию – растет. Но это тот редкий случай, когда Китай и Индия солидарны: еще в 2015 году они выступили с совместным заявлением о том, что на развитых и развивающихся странах лежит «разная доля ответственности» за изменение климата. Существующие модели позволяют такую ответственность рассчитать.  Стокгольмский институт окружающей среды, например, считает, что по состоянию на 2010 год на долю США приходилось 37% ответственности, ЕС – 24%, России – 7%, Японии – 5%, Китая – 2%, Индии – 0,1%. Так что возмущение Китая и Индии кажется вполне справедливым. Но вряд ли это избавит их от давления. Им главное Грету Тунберг к себе не пускать.

Опубликовано в «Народной газете» (www.sb.by/ng)



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.