Вирусная экономика

Подчеркивая важность китайской экономики, еще совсем недавно говорили: «Когда Китай чихает, весь мир болеет гриппом». Но никогда эта поговорка не звучала так буквально и зловеще. В Китае коронавирус – весь мир в панике: кто-то говорит «мы все заразимся и умрем», кто-то отменяет поездку, кто-то боится забирать посылку от «Али экспресс». Тем, кто боится заразиться и умереть – прямая дорогая за успокоительными и к психологу для восстановления внутреннего мира. С теми, кто отменяет поездки и перестает заказывать у «Алибабы» сложнее: они вносят свой вклад в замедление мировой экономики.

Пока еще рано говорить, как нынешняя эпидемия отразится на мировой экономике, выдержит ли она и лишь просядет на пару процентов или станет толчком к экономическому кризису наподобие того, который охватил мир в 2008-2009 годах. Многие гадалки (зачеркнуто) эксперты ищут намеки в реакции экономики на прошлую подобную эпидемию – SARS (атипичная пневмония) которая началась в Китае и охватила 25 стран мира в 2003 году. Сходства, несомненно, есть: обе начались на рынках, где торговали мясом диких животных, обе вызывают пневмонию. Несмотря на то, что врачи утверждают, что нынешняя эпидемия коронавируса не такая смертоносная, как SARS (от нынешней умирают 2.1% заболевших, от SARS умерли 10%), число погибших от коронавируса уже превысило число погибших от SARS. Эффект для мировой экономики тоже может оказаться куда более заметным.

Сейчас доля Китая в мировой экономике куда больше, чем была 17 лет назад: тогда объем китайского ВВП составлял 1.7 трлн. долларов США, сейчас – 15 трлн., тогда китайская доля в мировой экономике было 4%, сейчас 17%. Поэтому когда Китай чихнул, извините, остановил работу некоторых заводов, тревогу забили во всем мире. Пока эффект от карантина неясен для врачей (но медицинское сообщество осторожно говорит о том, что скорость распространения вируса замедляется), а для экономистов не совсем ясен эффект от продления новогодних каникул для многочисленных предприятий в китайских городах и весях. Дело в том, что драконовские карантинные меры (но без них вирус не остановить, и спасибо китайцам, что они могут быть такими безжалостными и эффективными) пришлись как раз на новогодние праздники. А в это время фабрики, как правило, и так останавливаются на две-три недели. Сейчас каникулы продлили, и неясно, когда производство возобновится в полном объеме.

Проблема в том, что китайская экономика замедлилась и без вируса: в прошлом году выросла лишь на 6.1%. Причин несколько: переход на модель экономики, в основе которой не производство, а потребление, торговая война с США и протесты в Гонконге.

Эпидемия коронавируса остановила деловую активность в Китае, с ней на 20% упал спрос на нефть и цены на нее. Цены упали и на металлы, активно используемые в производстве – медь, никель, алюминий. Прерваны многочисленные и бесперебойно работавщие логистические цепочки: большое количество грузов перевозилось пассажирскими самолетами, а многие авиакомпании приостановили полеты в Китай. Авиакомпания из Гонконга Cathay Pacific отправила 27 тысяч своих сотрудников в трехнедельный неоплачиваемый отпуск. Авиазавод Airbus в Тяньцзине, выпускавший по четыре самолета в месяц, приостановил работу на неопределенный срок. И таких примеров – сотни.

А в соседней с Китаем Японии, которая намеревалась привлечь 40 млн. иностранцев на Олимпиаду, констатируют: 400 тыс. китайцев уже отменили запланированные визиты.

Так что сейчас вопрос только в том, какова будет степень ущерба экономикам – китайской, азиатской и мировой. Эпидемия SARS продолжалась около полугода и стоила Китаю 40 млрд. долларов, это немного. Сейчас прогнозы мрачнеют с каждым днем.

Фото: РЕЙТЕР

Опубликовано 13.02.2020 в газете «СБ. Беларусь сегодня» (www.sb.by)



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.