Ваше лицо на чужой фотографии

25 мая в ЕС вступил в силу закон о защите персональных данных (General Data Protection Regulation, GDPR) – самый строгий из всех подобных законов в мире. Законы, в той или иной степени регулирующие вопросы защиты персональных данных, существуют в 126 странах. В августе прошлого года, например, Верховный суд Индии признал право на приватность фундаментальным правом каждого человека в своей стране, в которой, напомню, 1.34 млрд.  жителей. Так что Евросоюз в этом вопросе не первопроходец, но, как уверяют специалисты, маяк: теперь на него будут равняться другие. Или не будут – тут многое зависит от того, что удастся пролоббировать технологическим гигантам в других странах. Потому что, говорят эксперты, закон в первую очередь направлен против крупных компаний, которые имеют в своем распоряжении большие базы данных клиентов. Вы ведь, когда открываете аккаунты в социальных сетях, соглашаетесь с правилами пользования? А читаете их? Обычно никто не читает – просто прокручивает, ставит галочку в квадратике – только дайте скорее соцсети и возможность общаться со всем миром! А потом оказывается, что ваши персональные данные разлетелись по свету – и вы получаете не только рекламу товаров, но, случается, политических партий и политических взглядов тоже. Вы их не ждете, но они все равно идут к вам.

В последнюю неделю перед принятием закона GDPR с моим телефоном, зарегистрированным как раз на территории ЕС, происходили удивительные вещи. Он в некотором смысле замолчал: если раньше регулярно звонили настойчивые рекламщики, предлагая то перейти на новые тарифы, то к другому оператору, в последнюю неделю – молчок, никто не делает заманчивых предложений. Зато от социальных сетей и даже магазинов обуви получаю сообщения: у нас новая политика по защите ваших персональных данных, подпишитесь, что вы согласны. А если не подпишитесь, мы отключим мессенджер. А у тебя в этом мессенджере – сотни друзей и знакомых и привычка говорить им «Доброе утро!». Подписываюсь, снова не читая, и удивляюсь: так что изменилось?  

На самом деле изменения, конечно, существенные. Теперь каждый житель ЕС может спросить, как его персональные данные используются, кому передаются, что в себя включают. И ему обязаны ответить. А еще может потребовать, чтобы его данные из базы изъяли и никому не раздавали. Правда, это, скорее всего, будет означать отключение от соцсетей, но это уже ваш выбор. Компании, которые нарушат новый закон, будут жестоко оштрафованы: им придется уплатить до 4% годового валового оборота.  

Некоторые говорят, что самой пострадавшей от нового закона стороной окажутся фотографы, ведь теперь для того, чтобы опубликовать фото с изображением людей (лица ведь тоже персональные данные) нужно получить «выраженное согласие» всех изображенных. Фотографы рвут волосы и кричат о смерти «уличной фотографии». А я вспоминаю, как однажды обнаружила на снимке в родной «СБ» свою подругу. Звоню: «Аня, ты сегодня в СБ!». Она говорит: «Ага, уже человек десять позвонили. Ну, хорошо, что это статья про мобильную связь, а не про сексуальные услуги, например». Так что людей, которые не всегда рады увидеть свое лицо в газете, я тоже могу понять.

BeijingOlympics3030

Тревоги фотографического, но в первую очередь все же бизнес сообщества попробовала рассеять канцлер Германии Ангела Меркель. Она сказала, что да – некоторые положения новых правил выглядят чрезмерно жесткими и добавила: «Работа с большим объемом данных, так называемый Big Data Management, является важным экономическим фактором и играет центральную роль в развитии страны». Означает ли это, что если новый закон будет осложнять жизнь больших компаний, в него могут внести изменения? Ничего нельзя исключать. Да и слухи о смерти уличной фотографии выглядят немного преждевременными.

Опубликовано 30.05.2018 в газете «СБ-Беларусь сегодня» (www.sb.by)



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.