Третья торговая

Со времен Мао Цзэдуна и Ричарда Никсона личности руководителей Китая и США не имели столь большого значения для развития двусторонних отношений. Си Цзиньпин и Дональд Трамп – сильные руководители, привыкшие добиваться поставленных целей. Каждый из них хочет сделать свою страну великой – Трамп «снова», Си – без всяких оговорок. Так что рано или поздно они должны были столкнуться – как минимум в торговой войне.

За последние месяцы президент США в несколько приемов ввел тарифы на китайские товары на общую сумму 250 млрд. долларов. Китай ответил тем же, но на сумму куда меньшую – до 110 млрд. долларов. И вопрос не столько в том, что Поднебесная не хочет – она, скорее, не может. Ведь ограничивать импорт американских товаров означает подрывать и свою экономику тоже. Например, у компании «Хуавэй», бесспорного мирового лидера по производству и продаже телекоммуникационного оборудования стандарта 5G, более 2000 поставщиков комплектующих, ключевые – в США.

С 1 января 2019 года Дональд Трамп пообещал повысить тарифы на остальные китайские товары. Этот шаг стал бы очень чувствительным: ВВП Китая может сократиться на 1%, число безработных увеличиться на 5.5 млн. человек, а производства с участием иностранного капитала переместиться в другие страны. Кстати, этот процесс уже начался, и пока больше всех от американо-китайской торговой войны выиграл Вьетнам, но свои плюсы (и производства) получили Малайзия, Сингапур и Индия.

На саммите G20 Си Цзиньпин и Дональд Трамп встретились за обедом, продлившимся два с половиной часа, и за бокалом доброго аргентинского вина договорились, что никакого повышения тарифов 1 января не будет. А будут 90 дней для переговоров, в ходе которых стороны попытаются найти приемлемое для всех решение. Китай уже сделал большой заказ на самолеты «Боинг» (хотя до этого собирался покупать Airbus), согласился покупать американскую сельскохозяйственную и промышленную продукцию «в очень существенных объемах», сказал, что пересмотрит свой отказ на слияние высокотехнологичных компаний Qualcomm и NXP Semiconductors, если заявка будет подана повторно. Китай также пообещал отменить введенный летом 40% тариф на произведенные в США автомобили и установить его на уровне 15% –  как для европейских машин.

Благостную картину китайско-американского примирения омрачил арест в Канаде по запросу США Мэн Ваньчжоу, финансового директора компании «Хуавэй». Ее обвиняют в том, что компания нарушала американские санкции против Ирана. Арест произошел как раз в тот день, когда товарищ Си и господин Трамп так плодотворно пообедали в Буэнос-Айресе. Китай ответил жестко, но осторожно, арестовав двух работающих на своей территории канадцев. С американцами, надо полагать, переговоры ведутся – непублично, как это и принято у людей и стран, испытывающих друг к другу большой экономический интерес. А тут еще и Дональд Трамп пообещал, что если его вмешательство  потребуется, он вмешается.

Но, уверена, ни Трамп, ни Си не обольщаются: торговая война далека от завершения. Китайская Комиссия по развитию и реформам ужесточает наказания за нарушения прав интеллектуальной собственности вплоть до невозможности получения финансирования теми компаниями, которые эти права нарушают. Нарушение интеллектуальных прав – одна из основных претензий, которую предъявляют США. Что еще будет делать Китай в следующем году? Вести переговоры, больше открывать свой рынок и в то же время искать способы стать самодостаточным в производстве высокотехнологичной продукции – чтобы не зависеть от американских запретов, как это произошло, например с ZTE. Ну, и искать новые рынки для своей продукции.

Что будут делать США? Давить на Китай, пытаясь остановить попытки стать независимым в производстве высокотехнологичной продукции (ждите новых обвинений в промышленном шпионаже). США наверняка будут стараться изменить и правила международной торговли – именно этим и славен Трамп. И пока что у него почти все получается.

Опубликовано 21.12.2018 в «Народной газете» (https://www.sb.by/ng/)



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.