Трагедия в Нью-Йорке. Уроки через двадцать лет.

Есть в мире такие события, когда ты до мельчайших деталей помнишь, где именно находился, когда узнал новость о них. Вы помните, где были 11 сентября 2001 года? Я точно помню: в Пекине, открыла компьютер, зашла в интернет, увидела фотографии и подумала, что это наверняка какой-то розыгрыш – очень странный, конечно, но розыгрыш, потому что на самом деле этого быть не может. Потом такое же ощущение – этого на самом деле не может быть – у меня появлялось лишь однажды: когда погибла принцесса Диана.

TerroristAttack20010911b

Что это было

11 сентября 2001 года 19 террористов «Аль-Каиды» захватили четыре пассажирских самолета. Два из них боевики направили на башни Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, третий — в здание Пентагона в Вашингтоне. Четвертый самолет также летел к американской столице, но потерпел крушение недалеко от города Шенксвилл, штат Пенсильвания, основная версия крушения – пассажиры оказали сопротивление. В общей сложности за несколько часов тогда погибли 2 977 человек, большинство – в башнях Всемирного торгового центра.

За несколько дней до 20-й годовщины атаки специалисты смогли идентифицировать тела двух жертв. Вас такая новость, конечно, может удивить, но другая, возможно, удивит еще больше: из 2753 человек, погибших в башнях, опознаны только 1747. Генетики продолжают работать над идентификацией останков еще 1106 человек, это 40% всех погибших. И это значит, что их семьи и 20 лет спустя не могут похоронить своих дорогих и любимых. И это значит, что для них эта трагедия длится. И длится.

Специалисты подсчитали, что расходы террористов на осуществление атаки составили полмиллиона долларов, а вот ущерб от разрушения башен Всемирного торгового центра, из-за которого повреждения получили и соседние здания, и проходящее под ними метро, оказался около 60 млрд. долларов – несопоставимая цифра. Это была крупнейшая в истории террористическая атака, осуществленная на американской земле, сопоставимая по количеству жертв только с атакой на Пёрл-Харбор. Но после Пёрл-Харбора и уж тем более после Второй мировой США считали свою территорию неуязвимой. Ошибались.

TerroristAttack20010911d

Чем обернулся всплеск патриотизма

Сразу после атаки в США случился невиданный подъем патриотизма и единства. Любой психолог скажет, что в моменты величайших трагедий – а это была именно такая трагедия – у людей возникает потребность в объединении и демонстрации принадлежности к какой-либо группе – социальной, религиозной, какой угодно еще, только бы не оставаться наедине со своими страхами. В опросе, который в октябре 2001 года провел исследовательский институт Pew, 79% американцев признались, что вывесили флаг США, а 60% сказали, что доверяют своему правительству, и это был невиданный уровень доверия. У Джорджа Буша-младшего был карт-бланш: 86% соотечественников одобряли его действия на посту президента.

Потом это назвали «эффектом 9/11». И, как все эффекты – вернее, аффекты – этот прожил недолго: в 2005 году, после разрушительного урагана Катрина, действия своего правительства одобряли только 31% американцев. Но главные решения по итогам атак 11 сентября к тому времени уже были приняты.

В октябре 2001 года был принят «Патриотический акт» («О сплочении и укреплении Америки путём обеспечения надлежащими средствами, требуемыми для пресечения и воспрепятствования терроризму»), который значительно расширил права спецслужб по прослушиванию и электронной слежке за гражданами. Тогда большинству эти меры казались оправданными, но только после откровений Эдварда Сноудена стал понятен масштаб этой слежки. В 2015 году на место «Патриотическому акту» пришел «Акт о свободе США», который запретил Агентству национальной безопасности (АНБ) прослушивать разговоры, вести электронную слежку и собирать другую информацию о гражданах США. За гражданами других стран по-прежнему можно.

Более того, американцы полагали, что в новой ситуации можно не только следить за всеми, но и пытать. Не всех, конечно, а только тех, кого подозревают в терроризме. В 2015 году (то есть спустя 14 лет после атак) США оказались одной из 12 стран (опрос проводился в 47), большинство населения которых сказали, что пытки террористов оправданны, если помогают получить информацию о возможных атаках. Заключенных в Гуантанамо, которую еще Барак Обама обещал закрыть, но обещания не сдержал, продолжают пытать и никакие международные законы на территории этой тюрьмы не действуют и через 20 лет после того, как сюда начали доставлять первых узников.

Сразу после событий 11 сентября был создан Департамент безопасности Отечества (Department of Homeland Security), объединивший 22 правительственных агентства, в том числе таможенную службу, департамент по миграции и натурализации и т.д. Кстати, присутствие в названии слова «Отечество» не нравилось даже тогдашнему министру обороны и несомненному «ястребу» Дональду Рамсфельду: он считал, что оно звучит «слишком по-немецки», и в нем «много изоляционизма». Но в момент своего создания это было самое патриотичное слово.

Война в Афганистане

7 октября 2001 года началась операция «Несокрушимая свобода» – США вторглись в Афганистан. Накануне, выступая в Конгрессе под частые и продолжительные аплодисменты, Джордж Буш заявил: «Наша война с терроризмом начинается с Аль-Каиды, но там она не заканчивается. Она не будет завершена, пока каждая террористическая группа глобального масштаба не будет найдена, остановлена и разгромлена». Эти слова оказались лучшим рецептом для того, что через два президента после Буша-младшего назовут «вечными войнами»: это те, в которые легко войти, будучи уверенным не только в своей правоте, но и в скорой победе, но выйти из которых так трудно, что почти невозможно. И победить невозможно тоже. Но в 2001-м этот урок – болезненный и жестокий – для США был еще впереди. А той осенью 77% американцев поддерживали военную операцию США, включая отправку наземных сил, чтобы «принять ответные меры против тех, кто несет ответственность за террористические атаки, даже если это означает, что вооруженные силы США могут понести тысячи жертв». Они тогда еще не знали, что эта война, а также последующая за ней война в Ираке, унесут жизни почти 15 тысяч американцев и обойдутся бюджету почти в 6 трлн. долларов. Тогда было важно найти и наказать – это было средством коллективного психологического исцеления, в котором Соединенные Штаты очень нуждались.

Целью операции в Афганистане была провозглашена поимка Усамы Бен Ладена, главного организатора терактов 11 сентября. Афганистан оказался целью куда более легкой, чем Бен Ладен, которого нашли и уничтожили только десять лет спустя, да и то не в Афганистане, а в соседнем Пакистане. Интересно, что американцы отреагировали на эту операцию, скорее, с чувством облегчения, чем триумфа. И через месяц впервые за десять лет, которые к тому времени уже длилась война, большинство граждан США – 56% – сказали, что войска должны быть выведены из Афганистана как можно скорее. Но они там уже увязли.

9 июня этого года президент Джо Байден заявил, что терроризм угрожает США по всему миру – на Ближнем Востоке, в Азии и Африке, а, значит, держать войска в одном только Афганистане смысла нет. Они ушли, а весь мир задался вопросом: чего США в этой войне добились, кроме смерти Бен Ладена? Талибан, который бравые американские военные победили 20 лет назад, снова у власти, стабильности в стране нет и не будет, террористическая угроза расползлась по всему региону. И мы сейчас говорим только об угрозе, которая реально существовала в 2001 году, а ведь есть еще та, которую Соединенные Штаты сами и породили.

Война в Ираке

20 марта 2003 года президент США Джордж Буш объявил о том, что американские войска начали операцию в Ираке. Главное отличие от войны в Афганистане – это был «превентивный удар», хотя в октябре 2002 года 66% американцев верили в то, что Саддам Хусейн напрямую связан с террористами, совершившими атаки на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке. Они ошибались. Официально Саддама обвиняли не только в том, что он пособник террористов и диктатор, но и в том, что обладает оружием массового поражения, которое может направить против США. Госсекретарь США Колин Пауэлл потрясал в ООН пробиркой с белым порошком, убеждая всех, что это – и пробирка, и порошок – доказывают: Саддам замыслил недоброе, Саддама надо убрать. От этой пробирки Пауэлл до конца жизни не отмоется: оружия массового поражения в стране не обнаружили. А потом не обнаружили и страну – ее фактически не стало, хотя на карте она по-прежнему присутствует, и выборы – конечно, самые демократичные в мире – проводятся регулярно. «Легкость, с которой они избавились от Талибана, добавила им уверенности, что наше технологическое преимущество так огромно, что мы можем свергать правительства, не разрушая государства», – говорит бывший представитель США в НАТО Иво Даалдер. «Они» ошиблись: свергнув Саддам Хусейна, они разрушили и построенное им государство.

Поймите меня правильно: я не защищаю Саддама и не говорю, что он был хорошим и добрым правителем – он им не был. Но когда самая мощная держава в мире вторглась в другую страну под надуманным предлогом – это нарушение международного права. И за это, как и за откровенный обман с пробиркой, никто не понес – и, скорее всего, не понесет – ни ответственности, ни наказания. Потому что право сильного никто не отменял: в апреле 2003 года 71% американцев заявляли, что США имеют полное право на войну в Ираке. Такова сила пропаганды.

Война в Ираке, официально как будто завершившаяся в декабре 2015 года, унесла жизни не только Саддама Хусейна, но 5000 американцев и союзников, и более чем 100 тысяч иракцев. Но главное даже не количество жертв, как бы цинично это не звучало по отношению к человеческим жизням. Самое главное – то, что США стали оккупационной силой в самом сердце арабского мира – жестокой силой, при которой невинные иракцы жестоко избивались и оказывались в тюрьмах без суда и следствия. Вспомните Абу Грейб и связанные с ней скандалы с жестоким обращением и пытками. И эта оккупация, как ни прискорбно самим американцам это признавать, породила новые террористические угрозы. Фильтрационный лагерь Кэмп-Букка стал рассадником идей исламизма: здесь содержались девять высших руководителей структуры, которую мир потом узнал как ИГИЛ, включая будущего халифа Абу Бакра аль-Багдади: если заключенные «не были джихадистами, когда прибывали в лагерь, многие становились ими к тому времени, когда лагерь покидали». Из Ирака исламистское движение начало распространяться на соседние регионы, и вот оно уже и в Афганистане, и Йемене, и в Сирии, и в Сомали и на севере Африки – принимает новые формы, отрабатывает новую, более эффективную тактику.

«Вторжение в Ирак было, вероятно, худшим решением во внешней политике Америки с 1776 года», – сказал Джеймс Доббинс, первый посол США в Афганистане после талибов. В 1776 году, напомню, в США была принята Декларация о независимости. Иногда я задаюсь вопросом: если бы президент Джордж Буш-младший знал, что породит ИГИЛ, пошел ли бы он на Ирак войной? Прости ему, ибо не ведал, что натворит…

Победы и уроки

Сейчас трудно предсказать, как будут оцениваться последствия террористической атаки на США 11 сентября 2001 года еще через 20 лет. Уже выросло поколение, которое не было свидетелем обрушения башен-близнецов, но стало свидетелем усиления исламистской угрозы по всему миру и позорного бегства США из Афганистана. Это поколение при желании может увидеть драматические кадры того самого падения – от момента, когда в одну из башен врезался самолет, до момента, когда они упали, прошло всего 102 минуты – в Интернете. А, значит, Усама в некотором роде победил: этот теракт и сегодня, 20 лет спустя, вызывает шок и трепет.

Однако будем справедливы: американцы за эти 20 лет одержали немало побед. В ходе проведенных ими контртеррористических операций убит не только Бен Ладен, но также Абу Мусаб аль-Заркауи, лидер Аль-Каиды в Ираке, и Абу Бакр аль-Багдади, лидер ИГИЛ в Ираке и Сирии. Эти террористические группировки за все эти годы не провели ни одного теракта в США, и это, несомненно, победа департамента по защите Отечества, какую бы цену за нее не заплатили. США остаются доминирующей военной и экономической силой на планете, и не сокращают ни количество своих военных баз за рубежом, ни свое военное присутствие в различных регионах мира. Другой вопрос, что все те триллионы долларов, которые были потрачены на ведение войн в Афганистане и Ираке, США могли потратить у себя дома. И это всего лишь один урок, который можно из этих войн – а, значит, из своей реакции на теракт 11 сентября – извлечь. Но есть и много других.

Самый главный: не все можно решить военной силой, даже если ты самая могущественная в этом смысле страна мира. В 1975 году во Вьетнаме они уже получили этот урок, но к 2001-му успели его позабыть. Хо Ши Мин говорил: «Вы убьете десять из нас, мы убьем одного, но, в конце концов, именно вы будете истощены». Талибан говорил: «У вас есть часы, а у нас есть время». Говорят, что в доме в Абботтабаде, в котором последние годы жил Усама Бен Ладен, среди его бумаг нашли и ту, в которой он написал, что хочет «разрушить миф об американской непобедимости». И ему это удалось. Потому что хотя Аль-Каида и ИГИЛ сегодня выглядят почти побежденными, их идеология – а опыт показывает, что с нее все и начинается – жива, а ячейки Аль-Каиды эксперты зафиксировали в 17 странах. Они эту войну еще не проиграли, более того, их сейчас труднее найти и обезвредить: они слишком расползлись по миру. Но самое главное: американский дух – тот самый дух непобедимости, подорвать который так хотел Бен Ладен – если не подорван, то поколеблен. И в этом на самом деле есть определенная опасность для мира: если где-то сейчас вдруг вспыхнет конфликт – например, вокруг Тайваня – у США будет большой соблазн в него вмешаться, чтобы доказать миру – хотя в первую очередь, конечно, себе, – что они по-прежнему бравые парни и мировые полицейские. А это значит, что рисков и опасностей стало больше.

Член комитета Конгресса США по разведке демократ Раджа Кришнамурти сказал очень правильные слова: «Урок состоит в том, что мы действительно плохи в строительстве наций, и мы не должны тратить деньги, время и наш самый ценный ресурс, наших людей, на создание или навязывание правительств в другой стране, не имея традиций или культуры, чтобы его поддержать». Этот урок написан кровью сотен тысяч людей, а вот выучат ли его наконец-то Соединенный Штаты – вопрос по-прежнему открытый. Лично я не обольщаюсь.

TerroristAttack20010911e

Фото: открытые интернет источники



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.