«Светофор» или «Ямайка»?

Немцы говорят о переменах – неизбежных, раз уж Ангела Меркель уходит, – но жаждут стабильности. Удастся ли политикам оправдать эти ожидания? Вариантов два: или оправдывать или уходить.

Главный результат выборов в Германии – Меркель проиграла. Ее партия ХДС/ХСС, 16 лет стоявшая во главе страны, показала худший результат в истории, набрав 24.1%, а ведь до сих пор за нее голосовали не менее 30% избирателей. Оказалось, что несколько миллионов выборщиков до сих пор поддерживали лично Ангелу Меркель, но не ее партию. И сегодня они не верят, что в новых условиях – а сейчас во всех странах новые условия, осознаем мы это или сопротивляемся этой мысли – ХДС способна вести Германию дальше.

Правда, и победившая на выборах с 25.7% Социал-демократическая партия триумфатором себя не чувствует. Хотя если учитывать, что весной ее рейтинг был всего 12%, нынешним результатом можно гордиться. И этим партия обязана вице-канцлеру, министру финансов Олафу Шольцу, прозванному когда-то за сухость и скучность образа «Шольцоматом». Но немцы именно таких политиков и любят, хотя Шольцу все же пришлось добавить немного эмоций в образ. Он, конечно, победил, но достаточно ли этого, чтобы стать канцлером?

Самый, казалось бы, логичный ответ: конечно, а как иначе? Но бывает и иначе: трижды в послевоенной истории Германии канцлером становился человек, чья партия не побеждала на выборах.

Армин Лашет, неудачливый преемник Меркель на посту председателя ХДС, делает хорошую мину при плохой игре и заявляет, что готов стать канцлером. Его можно понять: будучи достаточно успешным премьер-министром самой крупной земли Германии Северный Рейн-Вестфалия, в ходе предвыборной борьбы он неоднократно заявлял, что его «место в Берлине». Лашет был уверен, что ХДС победит, и он станет канцлером. Ошибся. Но в Берлин переезжать придется: в Вестфалии места ему больше нет. А в Берлине соратники по партии говорят, что заявление насчет формирования правительства было преждевременным: у проигравшей ХДС на это нет морального права.

О том же говорит и Олаф Шольц: правительство должны формировать три партии, которые получили большую, чем на предыдущих выборах, поддержку избирателей: социал-демократы, «Зеленые» и свободные демократы. По партийным цветам – красный, зеленый и желтый – такую коалицию называют «светофором». Упорный Лашет хочет коалицию-«Ямайку»: ХДС, «Зеленые» и свободные демократы. Партийный цвет ХДС черный, а черный-зеленый-желтый – цвета национального флага Ямайки, отсюда и название коалиции. В 2017 году Ангела Меркель уже пыталась такую создать, но ей это не удалось.

И «Зеленые», и свободные демократы понимают, что сейчас все (ну, или почти все) зависит от них, даже то, кто станет канцлером – Шольц или Лашет. Опять же, впервые в истории (на этих выборах для Германии многое впервые) две небольшие партии до начала переговоров (или правильнее сказать торга?) с большими решили договориться между собой. Потому что на самом деле это и есть принципиальный вопрос переговоров о формировании коалиционного правительства – опять же, впервые в истории оно будет не двух, а трехпартийным: смогут ли в нем ужиться «Зеленые» и свободные демократы? В их программах много сходства в том, что касается социальной политики, но есть принципиальные различия (иногда диаметрально противоположные) в том, что касается экономической повестки. Либералы, например, выступают категорически против увеличения государственного долга и повышения налогов на богатых, а «зеленые» именно за это. Один из принципиальных вопросов – защита климата, «зеленые» предлагают решать его с помощью запретов и усиления роли государства, у либералов другой подход, к тому же они против того, чтобы повышать для этих целей налоги и увеличивать государственные расходы. Ну, и без личного, конечно, не обходится: обе партии хотят, чтобы именно их представитель занял пост министра финансов. Смогут ли они договориться между собой – самая большая на сегодня интрига германской политики.

Опубликовано в «Народной газете» (www.sb.by/ng)



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.