Расти внутрь

Первой была Поднебесная: в 2015 году правительство объявило о стратегии «Сделано в Китае 2025», благодаря которой вы должны забыть ассоциацию «раз китайское, то дешевое и некачественное». Главная цель стратегии «Сделано в Китае 2025» – технологический прорыв, вернее, преодоление разрыва с западными странами в области высоких технологий. В плане было определено десять областей, в которых страна должна стать мировым лидером. Через несколько лет стало понятно, что у Китая это вполне может получиться. Кое-кто в мире встревожился.

На следующий год после объявления стратегии «Сделано в Китае 2025» (у нее три этапа, и она рассчитана как минимум до 2049 года – китайцы всегда умели мыслить масштабно и играть вдолгую) Дональд Трамп победил на президентских выборах в США с лозунгом «Америка в первую очередь» (по-английски это звучит короче и легче вмещается на бейсболки: «America first»). И очень скоро стало понятно, что торговой войны между пока первой (ключевое слово – «пока») и второй экономиками мира не избежать. Торговая война между США и Китаем все эти годы действительно идет и даже набирает обороты, и одна из основных ее причин – хотя Дональд Трамп вряд ли с этим согласится, но не соглашаться – его любимое занятие, и мы не будем обращать на это внимание – осознание американцами того, что стратегия «Сделано в Китае 2025» отлично работает.  

Но не только американцы видят, что у китайцев получается. Как обычно, с некоторым опозданием, но это стало понятно и европейцам. И они выступили с идеей «стратегической автономии» ЕС. Во время пандемии коронавируса в Европе все громче заговорили о самодостаточности и необходимости развивать собственную промышленность. «Стратегическая независимость Европы – наш новый общий проект для этого столетия. Европейская стратегическая автономия – цель номер один для нашего поколения», – заявляет президент Европейского совета Шарль Мишель. Ну что ж, каждому поколению – свои цели.

Для Европейской комиссии стратегическая автономия – это множество инициатив, в том числе более жесткие инструменты торговой защиты, а также усиление контроля за получателями субсидий от иностранных государств. То есть это, скорее путь Дональд Трампа, защищающего свой рынок, чем путь Си Цзиньпина, нацеленного на рынок мировой. Другой аспект инициативы – усиление независимости европейской промышленности от единственной страны-поставщика в самых разных областях, от ингредиентов для производства лекарств до сырья для производства батарей. Еврокомиссар по внутреннем рынку Тьерри Бретон сейчас изучает слабые места в цепочках поставок в Европу, чтобы 1) диверсифицировать поставки, 2) увеличить производство на территории ЕС. Но далеко не все страны испытывают энтузиазм по поводу «стратегической автономии».

Инициировал эту идею, как и многие другие, активный во всех областях президент Франции Эммануэль Макрон. По крайней мере, последние три года он говорит об этом много и охотно. Но руководство ЕС подхватило идею только после того, как к ней благосклонно отнеслась канцлер Германии Ангела Меркель. А она отнеслась к этой идее благосклонно только на волне эпидемии COVID-19, обнажившей многие слабые места в Европе. Ну, а уж если Франция и Германия выступают единым фронтом – пожалуйста, никаких военных ассоциаций – остальным чаще всего приходится соглашаться. Но далеко не все этого – идти в фарватере франко-германской инициативы и добиваться стратегической автономии – хотят.

Коалиция из 19 стран, среди которых балтийские, скандинавские, государства  Бенелюкс, Австрия, Ирландия, Испания, Мальта, Польша, Португалия, Словакия, Словения, Хорватия и Чехия, называет себя «друзьями единого рынка» и говорит о замаскированном протекционизме, подозревая, что на самом деле этот альянс Франции и Германии означает продвижение их промышленности и экономик за счет меньших по размерам партнеров. Но в этом противостоянии нет ничего нового. Посмотрим, кто кого. Или снова победит Китай?

Опубликовано 6.11.2020 в «Народной газете» (www.sb.by/ng)



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.