По замкнутому кругу

Иран – поле битвы между Европой и США. Не единственное, конечно, но очень чувствительное. В 2015 году Иран, США, Россия, Китай, Великобритания, Франция и Германия после долгих и изнурительных переговоров подписали Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД): Тегеран ограничивает свою ядерную программу, США и другие страны снимают санкции. «Ура!», - кричали в мире, говоря, что теперь он стал безопаснее. «Ура!», - кричали в Иране, подписывая новые контракты на поставки нефти, разработку нефтяных и газовых месторождений и вздыхая с облегчением: без санкций жизнь станет лучше и веселее. На улицах Тегерана даже были замечены танцующие от избытка чувств люди. А потом пришел Трамп. Трамп, который ненавидит все, что делал его предшественник Барак Обама. Ненавидит, и с энтузиазмом, который мог пригодиться при решении многих мировых проблем, принялся разрушать все, сделанное предшественником – в том числе СВДП.

Слегка оправившись от первого шока, Европа стала заявлять, что уж она-то договоренности продолжит соблюдать и даже защитит свои компании, которые решат продолжать торговлю с Ираном, невзирая на американские санкции. ЕС заявил о фонде в 18 млн. евро для компенсации возможного ущерба. На самом деле сумма почти смешная – так, крохи для серьезного бизнеса. И после того, как американские санкции возобновились, крупный бизнес стал уходить. Французская компания Total, радостно было вошедшая в альянс с китайской государственной компанией China National Petroleum Corporation (CNPC) и иранской Petropars для разработки крупнейшего в мире газового месторождений Южный Парс, объявила о своем выходе. Общая стоимость проекта – 4.1 млрд. евро. Перспектива, конечно, захватывает дух, но Total, испугавшись американских санкций, дух перевела и вышла. Ее, конечно, можно понять: почти 10 млрд. долларов компании «завязаны» на США, через американские банки проходят 90% финансовых операций. ЕС просто не состоянии покрыть возможные убытки. И ЕС это знает. И это ощущение собственной беспомощности перед лицом «большого брата», бьет по самооценке и тревожит.

И вот уже министр иностранных дел Германии Хайко Маас говорит о необходимости создать независимую от американских банков европейскую платежную систему, которая могла бы действовать в обход любых санкций США. Он также призвал к созданию Европейского валютного фонда, способного действовать независимо от Международного валютного фонда (МВФ), в котором доминируют США, а еще к созданию Европейского союза по безопасности и обороне, раз уж стареющий континент больше не может полагаться на Вашингтон, как раньше. Канцлеру ФРГ Ангеле Меркель это заявление своего министра не слишком понравилось: похоже, с ней оно согласовано не было, Маас представляет социал-демократов, младших партнеров по коалиции, да и в экономику пытается влезть – не его это сфера. Осторожная (слишком осторожная, говорят все чаще) Меркель не готова идти против Вашингтона в лобовую атаку, даже если ей активно не нравится нынешний хозяин Белого дома. Зависима?

Пока Меркель осторожничает, а Европа еще только мечтает о реальной эмансипации, ее компании уходят из Ирана, испугавшись американских санкций, первая порция которых уже введена, а вторая последует в ноябре. Выбирая перед потенциалом иранской экономики, который может открыться завтра (но может и не открыться вовсе), и реальным рынком США, они выбирают синицу в руке. Автопроизводители «Рено» и «Даймлер» уже заявили о намерении приостановить или вовсе отказаться от инвестиций в Иран. То же самое сделали два гиганта из Германии – «Дойче Бан» (железная дорога) и «Дойче Телеком». Начиная с апреля, когда Дональд Трамп заявил о выходе своей страны из СВПД, иранская национальная валюта риал потеряла почти половину своей стоимости. Трудно передать недоумение и разочарование чувствующих себя обманутыми персов. British Airways и Air France, возобновившие полеты в Тегеран в 2015 и 2016 годах соответственно, заявляют о закрытии прямых рейсов в Тегеран с конца сентября: мол, деловая активность резко упала, а с ней упала и заполняемость самолетов – летать стало невыгодно. Lufthansa пока держит марку и продолжает летать. На сколько ее хватит, вот в чем вопрос.

IntlCourtJustice

В понедельник 27 августа Иран обратился в Международный суд ООН с просьбой признать незаконным введение Соединенными Штатами санкций. Суд, конечно, иранскую жалобу рассмотрит, но толку – помяните мое слово – от этого не будет. Хотя бы потому, как передает агентство Reuters, американские власти уже дали понять, что суд ООН не обладает юрисдикцией по рассмотрению подобных дел и его решение не будет иметь обязательной для США силы. Круг этот, к несчастью для Ирана и к унижению для Европы, замкнутый.

Опубликовано 29.08.2018 в газете «СБ-Беларусь сегодня» (www.sb.by)



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.