Переговоры или санкции?

Первый этап серии переговоров о гарантиях безопасности России прошел в Женеве между заместителем министра иностранных дел России Сергеем Рябковым и первым заместителем Госсекретаря США Венди Шерман. Журналисты, которых допустили только на протокольную часть, отметили, что во время короткой фотосессии партнеры едва посмотрели друг на друга. Зато сами переговоры за закрытыми дверями продлились почти восемь часов. И, похоже, обошлись не только без сантиментов, что вполне ожидаемо, но и без лишней дипломатичности. Тоже, кстати, ожидаемо. Ответа на вопрос, стоит ли ожидать ухудшения отношений между Москвой и Вашингтоном, или эскалацию можно предотвратить, переговоры пока не дали. Но то, что они на этой неделе продолжатся в других форматах – уже хорошо. Но пока это единственное, что хорошо. Во всем остальном больше разногласий, разночтений и разнопониманий.

Сергей Рябков назвал состоявшийся разговор сложным, глубоким, конкретным и профессиональным. Он сказал, что ситуация небезнадежна, а база для достижения договоренностей по гарантиям безопасности есть. Москва считает, что переговоры в Женеве – обсуждение предложенных ею в декабре проектов договоров с США и НАТО по гарантиям безопасности. А вот Венди Шерман называет это не переговорами, а «дискуссией» для уточнения позиций сторон, подтверждая, что разговор был «открытой и прямой», но проходил как внеочередная сессия диалога по стратегической стабильности – о нем в прошлом году договорились президенты России и США. И это разночтение – не единственное. Посмотрите, например, как обозначают главную тему ведущие западные СМИ: они говорят о предотвращении нападения России на Украину, а не гарантиях российской безопасности. Принципиальная разница.

В российских проектах договоров есть три главных пункта: 1) о нерасширении НАТО (в первую очередь за счет Украины и Грузии), 2) об отводе с территорий, которые вошли в НАТО после 1997 года, американских сил и вооружений, 3) об отказе от размещения в Европе ударных систем, угрожающих России. Во время брифинга после первого дня переговоров Сергей Рябков несколько раз настойчиво подчеркивал, что первый пункт – самый важный, «абсолютный императив», без него никакое движение вперед невозможно. «На предстоящем в июне саммите НАТО в Мадриде должно быть объявлено, что эти две страны никогда, ни-ког-да, не войдут в альянс. Нам необходимы железные, юридические обязательства, не обещания, а именно гарантии. Это вопрос национальной безопасности России, – заявил он. – Сейчас вещи названы своими именами, и это само по себе производит оздоравливающий эффект на наши отношения с Западом. Нужны радикальные изменения вообще самой канвы наших отношений, ее матрицы, ее рамок».

США же первые два пункта не готовы обсуждать вообще. «Мы не позволим никому противоречить политике открытых дверей НАТО, которая всегда была центральной для альянса. Мы не откажемся от двусторонней кооперации с суверенными государствами, которые хотят сотрудничать с США», – заявила Венди Шерман. Уточнила и по второму пункту: вопрос о численности американских войск в Восточной Европе «на повестке дня не стоит». А вот по третьему – о неразмещении в Европе ударных систем, способных угрожать России – США, похоже, к компромиссу готовы. Но Сергей Рябков подчеркивает: без урегулирования первых двух пунктов перехода к третьему не будет: нерасширение НАТО на восток – самое важное. Но хоть и кажется, что при таком раскладе переговоры зашли в тупик, они все же продолжатся.

Причем продолжатся в менее удобном для России формате: сегодня в Брюсселе пройдет заседание Совета Россия-НАТО, который не собирался с 2019 года из-за, по словам Сергея Рябкова, невозможности согласовать повестку. Она и сейчас не согласована, но тема для обсуждения есть. В четверг переговоры продолжатся в Вене, снова в многостороннем формате – в рамках ОБСЕ. Этот формат для Москвы менее удобен потому, что, во-первых, она считает главной договорной стороной Вашингтон: если удастся договориться там, удастся договорится везде, а во-вторых, потому, что любые многосторонние переговоры идут тяжелее, а договоренности достигаются труднее. Например, для того, чтобы ЕС принял решение по важным вопросам, нужно согласие всех его 27 членов. А если, например, Франция и Италия придерживаются прагматичного подхода к России и призывают «избегать крайностей», Восточная Европа настроена жестко. И к ее мнению придется прислушиваться даже тем, кого оно раздражает.

У стран, входящих в НАТО и ОБСЕ, единства в том, как взаимодействовать с Россией, тоже нет. США, с одной стороны, ведут переговоры, с другой – готовят санкции сравнимые по жесткости с теми, что действуют в отношении Кубы и Северной Кореи. Владимир Путин предупредил своего американского коллегу Джо Байдена, что если они будут введены, Россия может пойти на полный разрыв отношений с США. Вот тогда в Европе станет крайне неуютно. Поэтому продолжаем не только следить за переговорами в Брюсселе и Вене, но и желаем им удачи. Даже если в ней сомневаемся.

Опубликовано в газете «СБ. Беларусь сегодня» (www.sb.by)



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.