Особенные мамы

«Двадцать детей! Двадцать!» – восклицая, Валерий Коломиец, председатель Белорусского фонда помощи спортсменам-инвалидам, заслуженный тренер БССР, воспитавший первого белорусского паралимпийского чемпиона, надевает свою лучшую улыбку – от уха до уха. В ней и радость, и гордость: можно подумать, что все двадцать – его собственные. Это и так, и не так. Не так, потому что он им не отец, хотя для многих стал крестным папой. Так, потому что большинство этих детей без него могли и не родиться.

Люба

WheelchairedMothers1

Раньше Любу Мохор все знали только в Телеханах, да в РНПЦ «Мать и дитя», где она родила четверых. Но после публикаций в газетах «СБ. Беларусь сегодня» и «Знамя юности» ей стали звонить и писать из России, Украины и Казахстана – искали совета и поддержки. Люба – особенная мама: колясочница. Единственная в своем роде: колясочниц, родивших четверо детей, нет больше не только в Беларуси, но и в Европе, а, может, и во всем мире. Можно подавать заявку в книгу рекордов Гиннеса, да времени нет: все отнимают дети, дом и немного танцы. Именно танцы, уверены и Люба, и Валерий Коломиец, сыграли в ее жизни главную роль. Хотя…

В жизни Любови Мохор поворотных моментов было несколько. Сначала братья соорудили самодельное ружье, выстрелившее во время игры – пуля попала сестренке в позвоночник, и, как ни старались врачи, с девяти лет Люба на коляске. «На брата давно не в обиде, простила. Теперь уже понимаю: раз со мной такое про­изошло, значит, Богу так нужно было. Неизвестно, как бы судьба сложилась, если бы я ходила». Неизвестно, как сложилась бы судьба, если бы Люба не попала в Центр реабилитации спортсменов-инвалидов в Колодищах, к Коломийцу: «Они дали мне общение, развитие, позволили принять себя такой, какая есть, увидеть свои достоинства и полюбить жизнь».

Коломиец

Kolomiets1

У Валерия Коломийца от этих слов вырастает такая же улыбка, с которой он говорит о детях своих подопечных – от уха до уха. Это он с 1995 года создает уникальную – и первую, между прочим, на территории СНГ – систему реабилитации инвалидов-колясочников через танцы. Почему именно танцы?

«Потому что все хотят танцевать! Я и выбрал это направление, потому что все хотят, – объясняет Коломиец. – Вот приходят на первое занятие. Тренер, а тренеры у нас общественники, разбивает всех по парам. «Сегодня у нас вальс». Включает музыку – «слышите, как звучит?».  А они стесняются руку подать друг другу, в глаза посмотреть – они скованные, чем выше травма, тем больше повреждены двигательные функции. Есть, например, люди, которые чувствуют себя по грудь, а ниже ничего не чувствуют. Вы представляете – молодая здоровая девушка или парень получили повреждение в автомобильной аварии? Страшное дело. А танцы – это музыка, взаимоотношения с противоположным полом, вы же понимаете. Я тренера инструктирую: говори с ними, как в армии, строго, приказным тоном. «Так, подали друг другу руки». Подойдет, поправит – вот так рука должна быть. «Поняли? А теперь начнем движения». Включает музыку – «Это что такое? А ну посмотреть друг другу в глаза!». А они еле-еле исподлобья смотрят. «Что за гримаса? Как судьи будут вас оценивать с такой судорогой на лицах? Вы когда-нибудь улыбались? Ну-ка!». Понимаете, да? Это такой психологический ход, воздействие. Один день, второй, на третий – уже нормально. Понимаете? Проходят 10-12 дней – все, это уже совершенно другие люди».

Люба

Люба оказалась в реабилитационном центре Валерия Коломийца в 2006 году. Подтверждает: «Совсем другие ощущения, когда слышишь красивую музыку, танцуешь, занимаешь призовые места (Люба – серебряный призер чемпионата Беларуси по танцам на колясках – И.П.). Танцы заставили почувствовать себя привлекательной и сильной».

Именно в этом новом настроении – «могу если не все, то многое» – Люба познакомилась с Константином. Оба подошли к ларьку возле Дома быта в Телеханах, где Люба работала обувщиком, купить семечки. Кто бы мог подумать, что любовь к семечкам окажется судьбоносной?

«Стал ухаживать, каждый день провожал с работы на автобус, –  рассказывает Константин. – Потом ушел в армию, а когда вернулся, поженились». Все как будто просто, да? Как у всех? Но Люба ведь – не такая, как все. И родители Константина поначалу были против, но он из тех ребят, которые если уж что решили, так и сделают. Забегая вперед, скажу, что у всех здоровых мужей женщин колясочниц история та же: родственники и друзья сначала отговаривают.

Люба из многодетной семьи, и о такой же мечтала для себя: сразу сказала мужу, что хочет четверых детей. И ей тогда – после «серебра» на танцевальном чемпионате – это не казалось невозможным. Трудности начались, когда забеременела: «Гинеколог во время первой беременности нас пугала инвалидом. Мы с Костей подумали и решили – рожать. Какой ни родится, будет наш». К сожалению, многие мамы колясочницы проходят через непонимание окружающих, а иногда и врачей с медсестрами. Хотя с этим, говорит Валерий Коломиец, сталкиваются все реже. И как интересно устраивает природа, как будто компенсируя: все двадцать детей, родившихся у мам колясочниц – абсолютно здоровые. 

Коломиец

Валерий Кириллович прекрасно помнит день, когда у женщины, прошедшей через его «колодищанскую систему», родился первый ребенок: «Первая родила Лена Новицкая. 29 ноября 2001 года у меня был выбор – ехать в роддом на выписку Лены, она бронзовый призер чемпионата мира, или на новоселье к Ане Жуковой, теперь она Горчакова, ей тогда предоставили социальное жилье. Аня, кстати, потом чемпионкой мира стала. Тогда я выбрал роддом – это важнее. У Лены сынок родился».  

– Поменялось у врачей отношение к колясочницам за эти 20 лет?

– Безусловно, я это могу оценить – с 1995 года все на моих глазах. Даже с тех пор, как Люба первого рожала, все очень изменилось.

– Почему? Это технологии или все-таки сознание?

– Прежде всего, сознание людей. Во-вторых, конечно, новые методики. Изменился менталитет. Если 25 лет назад, когда мы ехали на соревнования, и я просил кого-то помочь, многие проходили мимо. Кто-то останавливался и помогал, но многие проходили. А сегодня я практически не встречаю людей, которые отказались бы помочь. Вот я три дня назад одну свою колясочницу подсаживал в электричку. Ребята, молодежь – все помогают. Поменялась обстановка.

Валерий Коломиец стал крестным отцом Владислава и Ярослава Мохоров, детей Любови и Константина, и сегодня ставит Любу в пример другим. «После танцев, – рассказывает, – и руки подают, и улыбаются, и отошли от депрессии, и результаты стали показывать, по миру ездить. Человек воспрял  духом. Я уже 35 лет работаю с инвалидами, и заметил, что наступает момент, когда человек задает себе вопрос: а что еще я могу в жизни? И мы стали практиковать прыжки с парашютом – необязательно прыгать, но человек находится в этой атмосфере, заражается. И это «я смог» одного передается тем, кто присутствует рядом, колясочники и колясочницы думают: черт побери, она смогла, и этот смог, а я, что, не могу прыгнуть с парашютом? А после этого появляются другие желания – могу поступить в университет, могу выйти замуж – вот она же смогла, и я смогу. Я что, не могу родить? Уверенность появляется. Мое дело – аккуратненько в этом направлении двигать». В его словах – неподдельная гордость, абсолютно обоснованная: методики по реабилитации инвалидов колясочников, разработанные Валерием Коломийцем, по эффективности превосходят зарубежные. К нему приезжают за опытом из других стран. И пример Любы Мохор вдохновляет многих.

Даша

WheelchairedMothers6

Дарья Чаузова – чемпионка мира и Европы, обладательница Кубка мира, счастливая жена Алексея и мама годовалой Софии. Мы гуляем по осеннему парку, Алексей одной рукой катит коляску с Софией, а другой держит за руку Дашу, и ее коляска тоже едет легко.

Даша – хорошенькая, миниатюрная, улыбчивая – инвалид с детства. Коломиец нашел ее в Ивенецком доме-интернате для детей с особенностями физического развития: «Начали набирать деток в танцы, я такая закрытая, стеснительная была, меня кто-то сбоку толкнул, и я подняла руку, – вспоминает Дарья. – И с тех пор танцую. Много деток и взрослых перестали танцевать, нашли для себя другой путь, а я осталась». Одними из первых, кому Даша сообщила о своей долгожданной беременности, стали Валерий Кириллович и партнер по танцам Александр Ляхович, с которым они стали чемпионами мира в 2015 году в Риме.

Все время, пока мы разговариваем с Дашей, ее муж Алексей – красивый стройный длинноногий парень, которого многие принимают за ее партнера по танцам – занимается Софией: он в декрете, это его работа.

– Как отнеслись родители к тому, что у вас девушка на коляске?

– Мама в шоке была, когда узнала – не поверила. А потом увидела Дашу, я из армии пришел, мы стали вместе жить, и мама поняла, что это навсегда.

Задаю тот же вопрос Даше и, судя по скорости, с которой она отвечает, я не первая, кто спрашивает: «От него никто не ожидал, а потом все привыкли. У меня самая замечательная свекровь и свекор», – улыбается и рассказывает, что, узнав о беременности, в поликлинику в первый раз пошла со свекровью: слышала, что иногда врачи отговаривают, и родной человек нужен был для уверенности. Но страхи оказались напрасными: врачи только предупредили, что нужно будет периодически ложиться в больницу, а когда подойдет время, роды пройдут с помощью кесарева сечения – так рожают все колясочницы. «У меня были замечательные врачи», – говорит Даша. А вот первое время после рождения дочери было непросто:

– Первые два месяца мы практически не спали. Я вообще не понимала, что происходит, где я нахожусь. Но и у здоровых мам есть такие сложности.

– Но все же это было счастье?

– Это было счастье и непонимание: что делать?

Алексей признается, что только через полгода по-настоящему осознал, что теперь он папа: «Честно, это большая ответственность. Такая, что я… Но это свое, понимаете, свое. Даже не знаю, как объяснить». Но тут закапризничала София – у нее закончилась булочка, которой она кормила уточек у пруда. «Она погладила утку!», – кричит Алексей Дарье и радуется, кажется, не меньше малышки Сони.

– Вы верили, что у вас будет ребенок? – спрашиваю Дашу.

– Я хотела очень, мечтала. Нет, не мечтала, это было целью – чтобы был ребеночек. Чемпионкой мира я стала, наград с Кубка мира, чемпионата Европы, других соревнований много. А вот теперь у меня еще цель – стать двукратной чемпионкой мира. Недавно я вернулась в танцы, в начале сентября принимала участие в танцевально-парашютном фестивале. Надо приводить себя в форму, и – вперед.

Тем более что и партнер Александр Ляхович заждался. Но Валерий Коломиец ставит перед Дашей цели куда более амбициозные, чем двукратное чемпионство мира. «Я говорю: ты знаешь, все в жизни – в сравнении и на примерах. А у тебя есть такой прекрасный пример – Люба Мохор. Не останавливайся, вся жизнь – это соревнование, тебе надо победить. Роди пятерых». Он смеется, и Даша смеется вместе с ним, но оба знают: в этой жизни возможно все. А главные ограничения – не физические, а те, что живут в нашем сознании.

Светлана

WheelchairedMothers5

Светлана Саляник, из-за детской болезни пересевшая в коляску в пять лет, говорит, что ее жизнь тоже изменилась благодаря танцам: «В 2000 году я прошла через центр Валерия Кирилловича, и жизнь моя стала постепенно, постепенно….». Двенадцать лет назад встретила Константина, но даже ее собственные родители отговаривали будущего зятя: зачем, мол, тебе такая жена? А он такой: уж если что решил, так не свернет. Практически все мужья колясочниц такие: сначала сталкиваются с непониманием, а потом все привыкают и одобряют. Константин говорит, что однажды во время соревнований один колясочник сказал ему, что «мы те же самые люди, только нам ноги заменяют колеса». Вот с этим пониманием он все эти годы и живет.

Константин – суровый, малоразговорчивый, с распухшими от работы на мебельном производстве пальцами – буквально меняется в лице, когда говорит о шестилетнем Илье. «Только мне нужно закурить», – как будто извиняется.

– Он даже больше обрадовался, чем я, – говорит Света о дне, когда поняла, что беременна.

– Я очень, очень этого хотел, – говорит, закуривая, Константин, выросший без родителей.

– Вы увидели Илью, только когда Свету из роддома забирали?

– Нет, я каждый день приезжал, чтобы хотя бы через окно увидеть. К ней не пускают, я через окно перелазил – она на первом этаже лежала. А что делать? По-другому никак.

– А что это было за чувство? 

– Такое чувство, такое… – он складывает ладони ковшиком, как будто держит на них маленькое беззащитное тельце, физическая память срабатывает. – Держишь его, он маленький такой комочек, а ты понимаешь, что это твое. Честно говоря, кажется, что вот только из роддома забрали, а вон столько времени прошло! Вот оно, счастье – бегает.

Мы сидим во дворе их дома на улице Леонида Беды, они живут в подъезде, который помнит шаги Владимира Мулявина, к нам подбегает Илья – не умеющий сидеть на месте шестилетний ребенок, и рассказывает, как любит отжиматься и боксировать. Сказал – и побежал дальше.

Светлана признается, что и медсестра ее отговаривала – «Зачем вам это надо?», и из детского сада Илью пришлось забрать, потому что «некоторые мамочки так косо смотрели», и что до сих пор ей приходится слышать за спиной «сама на коляске, да еще ребенок». «Знаете, раньше меня это немного выводило из себя, – признается, – а сейчас я просто улыбаюсь и говорю: да, на коляске, ребенок есть, и что?». Мамы колясочницы умеют за себя постоять, не сомневайтесь. Особенно если они чемпионки.

Люда

WheelchairedMothers3

С Людмилой Волчок, двукратной паралимпийской чемпионкой, мы познакомились в Пекине в 2008 году, где она завоевала бронзовую медаль Паралимпиады. Люда участвует и в зимних, и летних играх, ее виды – лыжи и гребля. Для интервью мы договорились встретиться на лыжероллерной трассе: Люда активно тренируется, ей нужно завоевать лицензию на Паралимпиаду-2022 в Пекин. Приехала на машине, лихо пересаживается из коляски на роллерные санки (вид называется «лыжные гонки», но фактически это санки), пристегивает таймер, берет палки – и погнала. Рядом на велосипеде едет дочка Настя, бежит соседский спаниель Дейзи, которого Люда с Настей с удовольствием выгуливают, а я перехожу на трусцу, чтобы за ними поспеть. Люда такая – за ней все время нужно бежать. «Я теперь и вейкбордом занялась», – показывает видео с трюками на воде. И надувной сап борд освоила. Слушаю ее, смотрю видео и задаюсь вопросом: у кого из нас двоих возможности больше ограниченны? Я же говорю: все в головах.

– Я, конечно, мечтала стать мамой, – признается Людмила. – Когда-то еще давно, на сборах мы мечтали об этом – вот пройдет Олимпиада, возможно, когда-то родится у меня ребенок… Вы знаете, мечты сбываются, и вот сейчас моя звездочка, моя мечта передо мной (заливисто смеется). Уже большушка, есть о чем поговорить.

– А она знает, что у нее особенная мама?

– Ну, какая особенная? Мама как мама, стараюсь изо всех сил.

Спрашиваю Настю:

– Ты знаешь, что у тебя особенная мама? В чем особенная? Что чемпионка или чем-то другим?  

– Чем-то другим.

– А чем?

– Трудом.

Вот так. Это главное, что знает девятилетняя девочка, сама много работающая (учится в балетной школе Марины Вежновец), о своей маме: она работает больше других, и именно это ее от других отличает. Коляска? В детском саду, в который ходила Настя, многие дети ей даже завидовали.

– Я боялась, – признается Люда, – что когда малышка пойдет в садик, может, ее будут дразнить – о, твоя мама на коляске. Но все случилось наоборот – они меня ждали, чтобы я их покатала. Это было для них такое развлечение, и даже одноклассники Настины многие на мне катались (хохочет).

– Это как?

– Я их на колени сажала и вперед. Они видят, что мы с ней какие-то трюки  делаем экстремальные, а они этого не могут и даже немного завидуют: классно, она на коляске катается. Бывает, даже просят своих мам, чтобы им такую купили. Мамы еще, может, не знают, как на меня реагировать, а дети: мама, купи такую же (смеется).

Людмила, конечно, человек рисковый. Когда-то из-за ослабленного инстинкта самосохранения она и стала колясочницей: полезла на крышу поправить антенну – и сорвалась. Все было: и депрессия, и мысли о том, что жизнь кончена. Как и многим другим в ее ситуации, помогли танцы у Коломийца. И посмотрите на нее сегодня: чемпионка, осваивающая новые виды спорта, счастливая мама. Причем паралимпийскую лицензию в Лондон-2012 Люда завоевала на чемпионате мира в Словении, будучи беременной: «Да, рискнула». А потом признается, что с дочерью ей очень повезло: «Мне Бог подарил такую дочь, о которой можно только мечтать. Никогда тяжело не было, бессонных ночей не было. Мне с ней так классно. Она желанный ребенок, огонек. Мама моя поначалу перепугалась, когда я сказала о своей беременности, не знала, как себя вести». А вот брат, признается, был «на седьмом небе» от счастья за сестру.

Люда говорит всем колясочницам: «Бояться вообще не стоит. Очень многие рожают, и без проблем. Тем более сейчас за нами так наблюдают гинекологи – почему нет? Если хочешь быть матерью – стань. Инвалидность уже не помеха». Сказала, набрала скорость и помчалась по дорожке – у нее тренировка, ей в Пекин надо.

Мы переглянулись с Настей, она села на велосипед и помчалась за мамой наперегонки с Дейзи. А я вспомнила, что сказал гордый за «своих девочек» Валерий Коломиец: «Я считаю, что один ребенок у женщины колясочницы это как пять, а, может, и все десять паралимпийских медалей. Наивысшая степень реабилитации». И пример удивительной силы духа, которая побеждает любые физические недуги.

WheelchairedMothers4

Опубликовано в газете «СБ. Беларусь сегодня» (www.sb.by)



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.