Нана и Лулу задают вопросы

Человечество еще не пришло к единому мнению о вреде или пользе генно-модифицированных продуктов, а ему уже приходится думать о генно-модифицированных детях. О том, что это технически возможно, ученые знают. Не слишком сложная в применении технология CRISPR (короткие полиндромные повторы, регулярно расположенные группами) разработана несколько лет назад и позволяет весьма эффективно вносить изменения в ДНК, вырезая из генов определенные участки. Ученые по всему миру ею широко пользуются, но до сих пор она не выходила из лабораторий.

HeJiakuiGemeModifiedBabies

Но когда китайский профессор Хэ Цзянькуй заявил, что с помощью этой технологии «создал» генно-модифицированных близняшек Нану и Лулу, научный – да и не только научный – мир испытал шок. Давайте разберемся почему.

Первое – способ, который выбрал профессор Хэ (которого тут же окрестили «китайским Франкенштейном»), чтобы известить человечество о событии, которое может судьбу этого самого человечества изменить. Вместо принятой в научном сообществе отправки статьи в научный журнал, в котором специалисты проверят данные о научном эксперименте, Хэ сделал сообщение в YouTube. Можно, конечно, сказать, что он идет в ногу со временем, и что так об эксперименте узнают сразу все, а не только ученые. Это действительно так: давно о научном открытии не говорили так много.

Второе – невозможность проверить, действительно ли Хэ Цзянькуй сделал то, о чем говорит. Хотя, сразу оговорюсь, ученое сообщество согласно с тем, что технически это возможно. Но хорошо бы получить для анализа хотя бы кровь близнецов Наны и Лулу, чтобы удостовериться в наличии генной модификации. Но родители первых в мире генно-модифицированных детей, фамилии которых не разглашаются, вышли из эксперимента сразу после рождения близнецов. Профессор Хэ материал не предоставляет.

Так были ли близнецы? Тем более что в Южном университете науки и техники в городе Шэньчжэнь, где работает профессор, говорят, что ничего о его эксперименте не знают, а сам он находится в неоплачиваемом отпуске аж с февраля – кстати, времени как раз достаточно для того, чтобы родились «экспериментальные» дети.

Ученые со всего мира, практически в едином порыве эксперимент профессора Хэ осуждающие, задаются еще и техническим, казалось бы, вопросом: а почему он выбрать именно ВИЧ? В эксперименте, по словам профессора, участвовали восемь семей, в каждой из которых отец был ВИЧ-инфицированным, а мать здоровой. Профессор Хэ отредактировал оплодотворенную яйцеклетку, удалив часть гена CCR5, через который к клеткам и присоединяется вирус иммунодефицита. Но ведь есть и другие, хорошо зарекомендовавшие себя методы, чтобы дети в таких обстоятельствах родились здоровыми, говорят ученые, генная модификация в этом случае – излишняя предосторожность. Кстати, у 10% европейцев (и 30% поморов) такой «укороченный» ген появился естественным образом еще 700 лет назад – его носители были менее восприимчивы к бубонной чуме, выкосившей пол-Европы, и эта генная мутация закрепилась в потомках. Вне Европы такие мутации неизвестны. Ведь генетические мутации распространены в мире неравномерно – в одних странах есть, в других нет. Но означает ли это, что «полезную» мутацию нужно создавать искусственно? Конечно, есть соблазн применить генную инженерию, отобрать самые полезные (на взгляд ученых, которые тоже люди, а, значит, тоже могут ошибаться) изобретения эволюции в разных местах планеты и создавать будущих детей более совершенными. Но не об этом ли была наука евгеника, ярыми поклонниками которой были нацисты? Когда они уничтожали психически нездоровых людей и целые нации как носителей неугодных им генов, разве они не оправдывали это улучшением человеческой породы? И это на самом деле главный вопрос, вызвавший столь грандиозный скандал вокруг профессора Хэ Цзянькуя.

GeneModifiedBabiesInfografik

Говорят, что своим экспериментом (и в этом случае даже не важно – он удался или нет, состоялся или это блеф) он открыл ящик Пандоры – саму возможность создавать генно-модифицированных детей. В четверг в Гонконге как раз открылся научный саммит, посвященный генным мутациям, где ученые получили возможность высказать свое осуждение Хэ лично. Профессор Дэвид Балтимор, обладатель Нобелевской премии 1975 года по медицине и физиологии, обрушился на Хэ Цзянькуя, обвиняя его в том, что он не просчитывает последствия своего эксперимента – как чисто научные (высокую вероятность нежелательных побочных эффектов, которые закрепятся в потомстве), так и морально-этические.

Профессор Хэ говорит, что его цель – избавить человечество от генетических заболеваний. Но сам себе противоречит: ВИЧ, от которого он избавил Нану и Лулу, генетическим заболеванием не является. Хэ Цзянькуй говорит, что он, как и все, категорически против того, чтобы модифицировать зародыши с целью придать им нужный цвет глаз, волос и какие-либо другие черты и способности по просьбе родителей. Но мы все помним, куда часто ведут благие намерения – в ад. Если возможность получать «дизайнерских» детей будет, их будут делать – даже не сомневайтесь, в этом смысле я не оптимист.

Китайские ученые впервые отредактировали гены человеческого эмбриона в лабораторной пробирке в 2015 году. Тогда это тоже вызвало шквал возмущения в научном мире, ученые требовали подобные эксперименты запретить. Генетическая модификация генома при беременности запрещена в большинстве стран Европы и США. И в Китае тоже. Сейчас министерство науки и технологий КНР проводит проверку. Профессор Хэ Цзянькуй – учредитель и председатель правления компании Direct Genomics («Прямая геномика»). Как выяснили журналисты из газеты South China Morning Post, два биотехнологических стартапа, которые возглавляет профессор Хэ, получили китайские и иностранные инвестиции на сумму не менее 298 млн. юаней (43 млн. долларов США). И таких компаний немало не только в Китае, но и по всему миру. И они могут изменить будущее человечества, причем уже очень скоро.

Так что лучшее, на что мы можем надеяться – на то, что это научный блеф. Как это случилось когда-то с южнокорейским ученым Хваном У Соком, заявившем о том, что смог клонировать эмбриональные стволовые клетки. В отличие от Хэ Цзянькуя, Хван даже опубликовал материалы о своих экспериментах в журналах Scinece («Наука») и Nature («Природа») в 2004 и в 2005 годах. Мир рукоплескал, говорили о революции. А в 2006 году выяснилось, что большая часть исследований была поддельной, а деньги на эксперименты Хван клал себе в карман. Из Сеульского национального университета его уволили и даже приговорили к двум годам тюрьмы условно. Но через несколько лет опозоренному Хвану удалось восстановить свою научную репутацию, в 2014 году он получил патент в США и сейчас занимается клонированием собак и мечтает оживить сибирского мамонта.

Фото РЕЙТЕР

Инфографика СБ

Опубликовано 4.12.2018 в газете "СБ-Беларусь сегодня" (www.sb.by)



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.