Мечты ЕС питают

Пока граждане объединяются, демонстрируя друг другу и своим правительствам солидарность и силу гражданского общества, правительства жалуются друг на друга и нехватку этой самой солидарности, демонстрируя, как во время кризиса рассыпаются лозунги, идеи и мечты. Папа Римский Франциск во время пасхальной службы в практически пустом соборе Св.Петра (в этом году на службе присутствовали только служители церкви, а в прошлом было 70 тысяч прихожан со всего мира) назвал пандемию коронавируса «эпохальным вызовом». В этом вызове столкнулись глобализм – отстаивание своих интересов сильными государствами – и мультилатерализм, подразумевающий взаимные договоренности между странами для их общего блага.

Италия чувствует себя обманутой: став первой жертвой коронавируса в Европе, эпицентром эпидемии, она попросила соседей о помощи, а соседи закрыли границы, сказали, что проводят  инвентаризацию имеющихся у них в наличии средств индивидуальной защиты, а когда провели, ввели запрет на их экспорт. На помощь Италии пришли Куба, Китай и Россия – и это пощечина всему Европейскому союзу, в котором глобализм и интересы отдельных государств победили мультилатерализм и принцип солидарности.

Теперь председатель Еврокомиссии Урсула фон Дер Ляйен просит прощения: «Мы должны осознать, что в начале кризиса, столкнувшись с необходимостью общего европейского ответа, слишком многие думали только о проблемах х собственных стран. Они не осознавали, что мы можем победить эту пандемию только сообща, как союз». И добавляет, что извинения имеют значение только когда «поведение меняется». Сегодня Германия, например, лечит итальянцев в своих больницах.

Правда, в отношении помощи (вернее, ее отсутствия) Италии и не проявленной солидарности есть один нюанс. Статья 168 договора о ЕС говорит, что роль ЕС в вопросах здоровья – «поощрять сотрудничество», и что любая всеобщая акция – лишь дополнение к национальной политике. До сих пор было достаточно окрика из Брюсселя, чтобы государства начинали выполнять предписания и сотрудничать, но не в этот раз. Объяснение простое: все, что касается политики в области здравоохранения, государства, объединившись в Евросоюз, оставили за собой: чиновники в Брюсселе никогда не диктовали национальным правительствам, как управлять госпиталями или как и какие закупать лекарства.

Когда Урсула фон Дер Ляйен просит у Италии прощения, она делает не только хороший и правильный жест (итальянцы заметили), но и спасает свою комиссию, которую при рождении назвала «глобальной»: уже сейчас понятно, что глобальным игроком ей на самом деле не стать (в самом оптимистичном варианте- пока не стать). Более того, чаще звучит вопрос о жизнеспособности самого ЕС.

В той же Италии отправленный в отставку Маттео Сальвини воспрял духом и увидел в эпидемии шанс вернуться во власть: «Европа мертва, скончалась между Берлином и Брюсселем». Недавно проведенный опрос общественного мнения показал: 59% итальянцев заявили, что ЕС в своем нынешнем виде не имеет смысла. В другом опросе большинство итальянцев назвали другом своей страны Китай, а почти половина сочли Германию врагом. Немцы тем временем продолжают лечить итальянцев в своих клиниках. «Это не союз, – кипятится Сальвини, – это гнездо змей и шакалов. Сначала мы победим вирус, а потом подумаем о Европе».

После победы над вирусом (многие верят, что она уже не за горами) самому ЕС нужно будет подумать о Венгрии, премьер-министра которой Виктора Орбана уже окрестили «Виктатором» после того, как ему удалось провести через парламент закон, наделяющий его чрезвычайными – многие в Брюсселе говорят, диктаторскими – полномочиями.

Эпидемия коронавируса оказалась испытанием для всех. Как из нее выйдет ЕС – в целости, с теми же законами и мантрами про солидарность и «больше Европы», или же изменится, приняв новые принципы – интересный вопрос и широкое поле для предсказаний от политики. Ясно, что жизнь уже не будет прежней, но какими будут новые принципы существования, пока не ясно.

Опубликовано в «Народной газете» (https://www.sb.by/ng/)



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.