Конфликтное Средиземноморье

Президент Франции Эммануэль Макрон все активнее примеряется к креслу неформального лидера Европы, которым до сих пор считалась, да и все еще считается, Ангела Меркель. Но Ангела в следующем году уйдет, а новому канцлеру понадобится время, чтобы стать лидером – если, конечно, у него (или нее) это вообще получится. Ангела ведь уникальна, как уникальны все настоящие лидеры. И Макрон, конечно, тоже. Он старается: полыхнул взрыв в Ливане – он уже там (как и по-прежнему сильное французское влияние), проблемы на Ближнем Востоке – он там, даже если приходится отмахиваться от неизбежных в этом случае обвинений в том, что Франция никак не может расстаться ни со своим колониальным прошлым, ни с бывшими колониями. Колониям проку мало, зато имперские амбиции удовлетворяются.

На острове Корсика президент Макрон – да, сравнения с великим корсиканцем неизбежны, но, возможно, Эммануэль и не хочет их избегать –провел саммит Med7 – группы ЕС, объединяющей средиземноморские страны Южной Европы: Грецию, Испанию, Италию, Кипр, Мальту, Португалию и Францию. Макрон понимает, что интересы этих стран не всегда совпадают с интересами Франции, но сегодня он хочет, чтобы страны «договорились о сильной общей позиции и наших красных линиях» накануне общеевропейского саммита, который пройдет 24-25 сентября и будет обсуждать тот же вопрос, о котором говорили на Корсике.

Вопрос этот гонит волну в Средиземном море уже не первый месяц. Всему виной спорные районы в его восточной части. Сколько бы ни говорили о переходе на зеленую энергию, конфликты из-за ветряных станций не разгораются, а вот из-за месторождений нефти, даже еще только возможных и не совсем разведанных, по-прежнему вспыхивают. Что и доказывает нынешнее обострение на и так горячем Средиземноморье. Две страны – Греция и Турция – претендуют на разведку, разработку и добычу нефти в одном и том же месте. Обе эти страны – члены НАТО, Греция – член ЕС, Турция много лет ведет переговоры о присоединении. Так много лет, что сама в это присоединение не верит и даже не считает слишком нужным, если верить президенту Эрдогану (а иногда верить ему можно). Поэтому когда президент Макрон предлагает в качестве одной из мер заморозить переговоры о вступлении Турции в ЕС, это звучит… ммм… как минимум, не эффективно.

Макрон говорит, что Турция нам «больше не партнер» и требует от Эрдогана «разъяснить» свои действия. Не на того напал. Хотя, справедливости ради, еще и не нападал, несмотря на имевшее в июне место противостояние французского фрегата и турецких кораблей: два горячих парня любят поиграть мускулами. «У тебя со мной будет много проблем», – предупреждает Эрдоган, вдохновленный идеей восстановления Оттоманской империи (сейчас все грезят о восстановлении империй, вы заметили?). На самом деле у Франции (читай – Макрона) с Турцией (читай – Эрдоганом) проблемы были и до этого конфликта, например, по поводу эмбарго на поставку вооружений в Ливию. Да и не только у Франции разногласия и проблемы с Турцией: Греция и Кипр соглашаются начать переговоры только при условии, если Турция выведет из спорных районов военные корабли и судна для нефтеразведки. Турция не соглашается ни на какие предварительные условия для начала переговоров. Тупик? Так не первый же: оглянитесь вокруг – Европа и мир полны такими тупиками.

Что делать? Греция вот решила, что самое правильное в таких условиях – вооружаться. И заявила о покупке 18 многоцелевых истребителей, вертолетов, четырех новых фрегатов и модернизации еще четырех, купленных ранее. А также о том, что в ближайшие пять лет на военную службу будут призваны 15 тысяч новобранцев (счастливы ли кандидаты в солдаты, выяснить пока не удалось). В воздухе пахнет войной? Кто знает. Но то, что в воздухе пахнет деньгами и борьбой за свои интересы, точно: истребители Dassault Rafale Греция купит у Франции. Макрон ведь не просто так был «бескомпромиссен» на Корсике, правда?

Опубликовано в «Народной газете» (https://www.sb.by/ng/)



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.