Кому нужен Мюнхен?

Сегодня в Мюнхене открывается Международная конференция по безопасности – любимое многими политиками место не слишком официальных встреч, бокала вина сразу после полудня, кофе особой крепости (его наливают в такие крохотные чашки, что они кажутся игрушечными, а напиток в них цвета дегтя – как многие встречи в этом политическом закулисье) и святой веры в непогрешимость демократических ценностей. В прошлом году из-за пандемии конференция прошла в онлайн формате, а в этом году политики и эксперты решили встретиться лицом к лицу. Но фактически без журналистов – пригласили только особо доверенных (или проверенных?). И хотя на пресс-конференции в Берлине, посвященной выходу ежегодного доклада о состоянии дел в мире, председатель Мюнхенской конференции Вольфганг Ишингер (это его последняя конференции, со следующего года председательствовать будет Кристоф Хойсген) сетовал – и казался при этом вполне искренним – на то, что не будет ни пресс-центра, ни журналистов, ощущение, что политики хотят устроить этакий междусобойчик подальше от наблюдательных глаз, есть.

Есть еще одно «впервые»: впервые за 20 лет конференция пройдет без официальной делегации из России. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков так объяснил это решение: «Она (конференция – И.П.) теряет свою востребованность для нас, потому что она теряет объективность. Она превращается в клуб одной точки зрения». «Это абсолютно неверное впечатление», – сказал в интервью газете «Коммерсант» Ишингер, но это ничего не изменит. А жаль. «Жаль» здесь несколько: 1) жаль, что российские политики не заявят свою точку зрения (она, конечно, всем известна, но все же) 2) жаль, что организаторы не хотят слышать иную точку зрения. Хотя это не только к организаторам относится: со способностью воспринимать иную точку зрения в мире сейчас большие проблемы. И опубликованный накануне конференции доклад, заковыристо названный «Вернуть волну. Разучиться беспомощности», тому подтверждение.

Без оптимизма

Прошедший год не был годом геополитического оптимизма, более того – он стал годом роста напряженности в Индо-Тихоокеанском регионе и Восточной Европе. А эта напряженность вызвала у партнеров по НАТО страх перед возможной (некоторые говорят «неизбежной») войной.

Доклад Мюнхенской конференции по безопасности был представлен в День Святого Валентина, но о любви там ни слова. Зато много о войне, вернее, о войнах – о бегстве США и союзников из Афганистана (есть даже рефлексия о том, что теперь пора задуматься о невозможности строительства демократии в государствах, которые о нем не просят), о войне в регионе Сахель, в которой почти увязла Франция, а Европа не может эту проблему решить.

Положительным сигналом можно считать только то, что когда в день выхода доклада (а это было 14 февраля) журналисты спросили президента США Джо Байдена, так нападет ли Россия на Украину, вместо ответа он поздравил их с праздником любви. Если бы любовь помогла, пусть бы мы ее праздновали каждый день. Но вряд ли у нас будет такой повод.

Выученная беспомощность

Представляя доклад в Берлине, Вольфганг Ишингер сказал: «В Европе идет война, и сейчас есть угроза большого военного конфликта, борьба с COVID-19 далека от завершения, а экологические катастрофы резко напомнили миру, что угроза, создаваемая изменением климата, реальная и серьезная. Поэтому не удивительно, что в Европе и вне ее пределов нарастает чувство беспомощности». «Общества, которые пришли к выводу, что они не могут решить самые сложные проблемы человечества, могут больше не пытаться переломить ситуацию», – говорится в докладе.

Чувство беспомощности – это когда ты чувствуешь, что от тебя ничего не зависит, что решения за тебя и даже твою страну принимает кто-то другой, но ты вынужден их выполнять. При этом ты далеко не всегда знаешь, кто на самом деле принимает решения, способные перевернуть твою жизнь. Так расцветают теории заговора и растут продажи эзотерической литературы: в России за прошлый год выросли на 53%, а продажи карт таро только в одном интернет-магазине выросли на 486%. О чем это говорит? О неуверенности в завтрашнем дне. И все чаще кажется, что некоторые политики, делая прогнозы и называя конкретные даты начала войны, делают это на основе карт таро.

Карликовая Европа

Доклад Мюнхенской конференции по безопасности утверждает: несмотря на значительное экономическое могущество, Европа теряет веру в свою способность влиять на глобальные события. Сегодня европейские инициативы по преодолению общих глобальных угроз – редкость (а в свое время ядерная сделка с Ираном, например, была именно европейской инициативой), более того, «Европа выглядит политическим карликом на мировой арене». И, кстати, то, что Россия предпочитает разговаривать о внутриевропейских проблемах с Вашингтоном, а не Брюсселем – тому подтверждение.

Та часть доклада, которая наиболее интересна нам, посвящена текущим событиям в Восточной Европе и называется «Неспокойно на восточном фланге» (по аналогии с ремарковским «На западном фронте без перемен» – любят, любят составители доклада заковыристые заголовки и вызываемые ими аллюзии). «Российское руководство не разделяет понимания «общеевропейской идентичности», основанной на либерально-демократических принципах и правах человека, – утверждают составители доклада и продолжают: – Глубоко недовольные событиями в Европе после окончания холодной войны, которые означали потерю статуса для Москвы, Путин и его правительство демонстрируют, что они не хотят играть по правилам, которые, по их мнению, были навязаны Западом, когда Россия была слабой». Но разве это не так? Доклад обвиняет Россию в том, что она хочет «повернуть время вспять» и создать новый «пост-западный порядок», в котором несколько великих держав являются этаким «глобальным советом директоров», делят мир на сферы влияния и обладают в них особыми правами.

Интересно, что такое видение – это одновременно и «время вспять» и «новый порядок», в котором Западу обидно одно: он перестанет быть единственным, у кого есть «сферы влияния» и «особые права» в них.

15 лет назад на конференции в Мюнхене Владимир Путин произнес знаменитую речь, от которой многие политики и эксперты отсчитывают начало новой холодной войны. «Я тогда сидел в зале и очень внимательно слушал эту речь, – вспоминает Вольфганг Ишингер. – Но я признаю, что и я сам, и многие мои коллеги, видимо, тогда не осознали ее политическое и историческое значение, а потому не сделали правильных выводов. Особенно США ее недооценили. Иначе они бы в 2008 году не предложили инициировать процесс принятия Украины и Грузии в НАТО. Мне было тогда очевидно, и канцлеру ФРГ Ангеле Меркель было очевидно, что этот шаг нарушает российские «красные линии». Но их все равно нарушили.

Поэтому сегодня мир оказался в состоянии «геополитической неопределенности». Как долго он может в нем находиться? Еще 15 лет? Вряд ли – сжатая тогда спираль раскручивается сейчас с огромной скоростью, рождая новый миропорядок.

Опубликовано в газете «СБ. Беларусь сегодня» (www.sb.by)



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.