И хочется, и колется

Китайская любовь или нелюбовь к отдельным странам часто имеет исторические корни: у китайцев хорошая память, и они не забывают, как та или иная страна к ним относилась и с ними взаимодействовала на протяжении столетий. Италии повезло: у нее был Марко Поло, венецианский купец, живший в XIII веке при дворе императора Хубилая, и написавший об этом книгу. Купец и его книга до сих пор работают на благо китайско-итальянских отношений. А Новый Шелковый путь (другое название инициативы председателя КНР Си Цзиньпина «Один Пояс, один Путь») теперь ведет и на родину Марко Поло, в Италию, которая стала первой страной «Большой семерки» (G7), присоединившейся к проекту. Остальные члены Евросоюза ее за это осудили, а президент Франции Эммануэль Макрон, к которому Си Цзиньпин отправился после визита в Италию и Монако, на запланированные двусторонние переговоры в Париже пригласил «свидетелей» – президента Еврокомиссии Жана-Клода Юнкера и канцлера Германии Ангелу Меркель, встраивая китайско-французскую встречу в европейский контекст.

Чуть больше двух недель назад ЕС опубликовал документ, в котором Китай назван «системным противником», для борьбы с которым предложен план из десяти пунктов, суть которого – более жесткий подход к «экономическому конкуренту, стремящемуся к технологическому лидерству и продвигающему другие модели управления». С точки зрения ЕС, Италия, готовая открыть свои порты в Триесте и Палермо (Си Цзиньпин летал на Сицилию) – слабое звено. А Италия просто ставит свои национальные интересы выше общеевропейских. Не она первая. Китайские компании уже купили грузовой порт Пирей в Греции – Европа не возражала. В Португалии Китай строит контейнерный порт. С Португалией ведь тоже давние исторические отношения: азартная столица мира, специальный административный район Аомынь – бывшая португальская колония Макао. Связи остались.

В Италии, говорится в подписанном меморандуме о взаимопонимании (он, кстати, не носит обязывающий характер), Китай будет строить дороги, мосты, аэропорты и телекоммуникационные сети. Финансировать проекты будет Азиатский банк инфраструктурных инвестиций. Почему Италия на это идет? После крушения моста Генуе в августе 2018 года, когда погибли 43 человека, технический вопрос изношенной инфраструктуры превратился в политический. Экономика страны, хоть и входящая в десятку крупнейших в мире, в конце прошлого года вошла в рецессию, уровень национального долга – один из самых высоких в еврозоне. Нынешнее правительство пришло к власти с программой, требующей больших расходов, но после противостояния с ЕС по поводу дефицита бюджета, эти планы (а, значит, и предвыборные обещания) приходится пересматривать. А тут китайцы с реальными деньгами… Дайте вас обнять.

Франция, несмотря на приглашение Юнкера и Меркель, тоже выбирает себя, хотя ритуально говорит об общеевропейских интересах. Франция и Китай во время визита Си Циньпина подписали пятнадцать соглашений общей стоимостью почти 40 млрд. евро. Они включают контракт на покупку 300 (!) самолетов Airbus для тринадцати китайских авиакомпаний, стоимость – почти 30 млрд. евро. О том, что контракт находится в стадии обсуждения, Эммануэль Макрон сообщил еще в январе 2018-го во время визита в Пекин. Тогда речь шла о 184 самолетах, но после падения двух «Боингов» подряд, количество самолетов во французском контракте существенно выросло. А еще французы смогли добиться отмены на запрет поставок в Китай своей замороженной курятины – Макрон теперь может предъявить эту победу своим фермерам.  

А тем временем в ЕС, разрабатывающем стратегию противостояния Китаю, с апреля начинает действовать механизм контроля за прямыми иностранными инвестициями: не всем деньгам теперь здесь рады. Как говорят аналитики Института китайских исследований Меркатора, до 83% прямых инвестиций из Поднебесной, вложенных в ЕС в 2018 году, будут подвергнуты проверке. 9 апреля в Брюсселе пройдет саммит ЕС-Китай – интересно: кто кого?

Опубликовано в «Народной газете» (https://www.sb.by/ng)



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.