Холодная война началась, но Беларусь в ней не участвует

Составители доклада «Беззападность», представленного накануне открытия Мюнхенской конференции по безопасности признали, что «незападный» мир под лидерством России и Китая, на подъеме, а «либеральному триумфаторству периода после холодной войны не хватило саморефлексии». Это не значит, что сейчас Запад будет заниматься саморефлексией (хотя Мюнхенская конференция по безопасности и пытается это делать), но означает, что найдет врагов. Вернее, уже нашел.

Если антироссийские настроения в Мюнхене сильны с 2014-го, переломного во многом, года, то 2020-й запомнится в Мюнхене, пожалуй, своей явной антикитайской направленностью. Справедливости ради: так говорили в большинстве своем представители США, не европейцы. Отношение к Китаю вообще и к сетям 5G и компании Хуавэй – одна из линий несогласия между ЕС и США, и трещина эта проходит внутри «Запада», раскалывая его.

Спикер Палаты представителей Конгресса США Нэнси Пелоси предупреждает европейцев: «Мы знаем, какие мощности стоят за Хуавэй. Я предупреждаю вас, мы должны очень осторожно двигаться по этому пути, если не хотим стать таким обществом, как Китай. Если вы хотите остаться миром со свободной информацией, сохранить принципы уважения прав человека, не подходите близко к Хуавэй, создайте что-то собственное». Ей вторил Госсекретарь США Майк Помпео: «Когда Россия говорит, что «Северный поток-2» это чисто коммерческий проект, не верьте. Когда Хуавэй говорит, что если вы не купите их технологию, то отстанете, не верьте». (В скобках замечу, что идею о том, что «Северный поток-2» - чисто коммерческий проект, отстаивает не только Россия, но и Германия, в которую этот газопровод идет).

Но дальше всех в этой риторике пошел министр обороны США Марк Эспер, вся его речь была антикитайской. «Коммунистическая партия Китая все быстрее движется в неправильном направлении. Настало время проснуться и взглянуть более пристально на то, что происходит в Китае. Коммунистическая партия и Народно-освободительная армия все больше действуют за пределами Китая и ищут возможности, чтобы нанести нам ущерб. Мы видим, как новые технологии используются, чтобы изменить мир в свою пользу. США озабочены коммерческой экспансией Китая, и Европа должна проявлять ту же самую озабоченность». То, что Европа такую озабоченность не проявляет и, более того, собирается сотрудничать с Китаем и компанией Хуавэй, Соединенные Штаты явно нервирует.

Другой повод нервничать – военная реформа: «Китайцы заявили, что к 2035 завершат военную реформу, а к 2045 году Китай станет основной военной державой на материке. Но дальше, – предупреждает Марк Эспер, – Пекин не сможет пойти, ведь мир все больше и больше понимает, что такое Китай, и принимает меры».

Возвращаясь к теме новых технологий: «Китай постоянно крадет наши технологи, потом дорабатывает их и продает по всему миру как свои. Сети 5G тому пример. Авторитаризм порождает коррупцию и подавляет свободу. Мы не ищем конфликта с Китаем, мы хотим добиться открытой и справедливой конкуренции. Мы просим Китай то, что просим у всех других стран: жить согласно правилам». (Здесь, конечно, возникает большой вопрос о том, кто эти правила устанавливает, но разговор об этом очевидно не входит в планы шефа Пентагона).

И вот Марк Эспер подошел к главному: «Мы всячески призываем наших союзников противостоять угрозе со стороны Китая. Использование китайских систем 5G сделает нашу жизнь уязвимой и может подвергнуть опасности наши союзы. Нужно сформировать альтернативы Хуавэй». Сейчас это стало звучать как речь человека, который старается вытеснить конкурента с рынка. Но Эспер быстро вернулся в привычное русло (это когда конкуренцию, конечно, имеют в виду, но говорят о борьбе за демократию): «Мы хотим показать Китаю правильный путь, это единственный выбор. Мы хотим, чтобы Китай вел себя как цивилизованное государство. А если Китай не изменит свое поведение, то мы должны будем на это реагировать, должны будем инвестировать в нашу оборону (у США и так самые большие в мире военные расходы – И.П.) и делать трудный выбор в плане торговых отношений». А вот это прозвучала как прямая и явная угроза.  

- Меня сегодня удивила речь министра обороны США, - говорю известному российскому политологу, главному редактору журнала «Россия в глобальной политике» Федору Лукьянову. 

- Да, меня тоже удивила, я такого накала еще не слышал. То, что вся американская политика уже выстроилась на антикитайском основании, это не новость, но такого накала не было.

- Почему именно сейчас? Чистая конкуренция?

- Да, Китай – единственная страна, которая в состоянии реально бросить вызов Соединенным Штатам, это во-первых. Во-вторых, отчасти это та же ситуация, что в Европе с Россией: очень удобно сделать Россию консенсусным оппонентом, всех это в той или иной степени устраивает. А в США, при наличии чудовищных противоречий практически по всем вопросам, по Китаю противоречий нет между партиями, трампистами и антитрампистами. Все исходят из того, что Китай надо остановить, а то будет поздно. Ну да, мы подошли к новой холодной войне.

Обсуждаю этот вопрос с министром иностранных дел Беларуси Владимиром Макеем:

- Да, какая-то настороженность присутствует, - соглашается он.

- Но у нас ведь ее нет?

- У нас свои подходы. Для нас Китай – это стратегический партнер. Да, сложный партнер в том, что касается реализации каких-то проектов, обсуждения этих проектов. Но мы реализуем массу взаимовыгодных проектов, и намерены и впредь развивать тесное сотрудничество с Китаем. Мы говорим это и нашим европейским и американским партнерам. Но здесь определенная озабоченность присутствует.

Холодная война началась, но Беларусь в ней не участвует.

Опубликовано 16.02.2020 на сайте ИД «Беларусь сегодня» (www.sb.by)



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.