Город процветает, деревня побеждает

Брексит, почти ставшая президентом Франции Марин Ле Пен и победа Дональда Трампа – что между ними общего? Эксперты почти цитируют дедушку Маркса и говорят, что в основе этих побед – разрыв между городом и деревней, между «пражским кафе и сельской пивной», как сформулировал это президент Чехии Милош Земан, неизменно проигрывающий в Праге, но побеждающий в деревне. И дело, говорят специалисты, не только в том, что город, особенно большой, особенно столичный, более либерален, а деревня более традиционна и консервативна. А дело, говорят они, в том, что большим городам лучше живется, а нужды провинции политики склонны игнорировать. И, как показывает опыт последних лет, напрасно.

Если посмотреть, например, карту голосования по Брекситу в 2016 году, то видно, что за то, чтобы остаться в составе ЕС, голосовал Большой Лондон и его пригороды. В 2017 году во время президентских выборов во Франции за Эммануэля Макрона голосовали города, которые развиваются самыми быстрыми темпами в стране – Париж, Лион и Тулуза, а за Марин Ле Пен – регионы, в которых экономический рост не фиксировался, считай, десятилетиями.

По таким городам как Лондон, Амстердам или Нью-Йорк экономический кризис 2008-2009 годов ударил не слишком: в первую очередь власти принялись спасать развитый в них финансовый сектор. Столицы быстро восстановили рост, а в индустриальных провинциях испытали все «прелести» мер жесткой экономии. С 2008 по 2016 год ВВП на душу населения в Калифорнии и Нью-Йорке вырос на 13%, в остальных штатах США – на 3%, в Большом Лондоне – более чем на 6%, и только на 3% в остальной стране. Это правило работает по всей Европе – от Швеции и Дании до Италии и Греции: богатые города процветают, провинция отстает с каждым годом все сильнее. А выборы выигрывают те политики, которые это понимают.

В США краеугольным камнем политики президента Обамы стало спасение финансового сектора, зато государственные инвестиции в создание инфраструктуры – дорог, аэропортов и мостов, например – в процентном соотношении упали до самого низкого с 1947 года уровня. Трамп пообещал не тратить деньги за рубежом, а снова вкладывать в инфраструктуру, и за него проголосовали даже в традиционно демократических округах.

В Венгрии в 2001 году в ВВП на душу населения был разрыв в два раза между Будапештом и остальной страной, к 2010 году он стал еще больше. Тогда-то на выборах и победил Виктор Орбан, риторика которого была направлена против будапештской элиты. К 2015 году, когда он был переизбран, разрыв немного сократился, в том числе и потому, что инвестиции пошли не в столицу, а в отдаленные города и села. Орбан понял то, что как будто не понимали либералы: процветающие города – это не все избиратели, их гораздо больше в провинции, и если ты хочешь побеждать на выборах, то бороться нужно именно за них. Даже если проиграешь столицу, все равно можешь стать победителем.

И, как показывает опыт, например, Чехии, не только Орбан это понял. Милош Земан дважды побеждал на президентских выборах, разговаривая с провинциальной аудиторией и не обращая внимания на Прагу: столица его в любом случае не поддерживает. В ней ВВП на душу населения за 15 лет вырос на 20 тыс. долларов, а по всей стране он только приблизился к этой цифре, о таком росте там даже не мечтают.

Пока будет существовать региональное неравенство, будет жить и популизм. Угроза увидеть на президентском посту Марин Ле Пен миновала, но пришла новая – Желтые жилеты. После Брексита партия Независимости во главе с Найджелом Фараджем самораспустилась, но он создал новую и назвал ее Брексит. Так что теперь премьер-министр Борис Джонсон обещает не только вывести страну из ЕС, но и вложить 1.6 млрд. фунтов в развитие инфраструктуры, которая свяжет «отсталые» северные города с активно развивающимся центром. Да и Макрон, которого уже обозвали «президентом богатых», под давлением уличных протестов отказывается от мер жесткой экономии. Пример Орбана и Земана вдохновляет.

Опубликовано в «Народной газете» (https://www.sb.by/ng/)



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.