ЕС в растерянности

Париж в огне, Британия заламывает руки (о горе мне, горе!), Бельгия, так долго жившая без премьер-министра, готовится снова его потерять, в Венгрии – стабильной в своем «нелиберализме» стране – люди выходят на улицы в невиданных последние несколько лет протестах, в Швеции три месяца не могут сформировать правительство и говорят о необходимости новых выборов (как будто они что-то принципиально изменят), в Германии – островке пусть и ослабленной, но надежности среди всего этого хаоса – Ангела Меркель, оставаясь, уходит и выбирает себе преемницу.

Европа в растерянности – лидера нет, хотя формально их два: председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер и председатель Европейского совета Дональд Туск. Но и они в следующем году уйдут после выборов в Европейский парламент. Что будет с Европой? Пессимисты (их много) говорят, что «ЕС обречен». По крайней мере, такое мнение я слышала во время недавней поездки в Болгарию в рамках своего проекта «Без железного занавеса». Оптимисты (их немало, хотя их ряды, кажется, редеют с каждым днем) надеются, что все как-то образуется – ведь решались же проблемы до сих пор. Ну, и теперь решатся. Никто не знает как именно (а если знает, то молчит, как белорусский партизан в витебских лесах), но все надеются на лучшее. Тереза Мэй, а вместе с ней и вся Великобритания, надеются на чудо. Под Рождество, говорят, чудеса случаются. Если бы Мэй со своим (но голосующим против нее) парламентом приехали в Минск, то могли бы повесить записку со сказочным желанием «Пусть проблема Брексита разрешится сама собой, а мы все останемся на своих местах, и все будет, как прежде» на елочку в одном из минских супермаркетов, где как раз такие записки с желаниями собирают. Кто-то написал – кто-то сорвал и исполнил. Только вот, боюсь, Дед Мороз (пардон, Санта Клаус), способный исполнять такие желания, еще не родился. Или уже умер, осознав, что его волшебной силы не хватит. Жаль, конечно, но ничего не поделаешь – придется справляться самим.

Европа в уходящем году превратилась, скорее, в зрителя мировых событий, а не в полноценного их участника, от которого зависит исход игры. Даже идея создать Европейскую армию, которую так лелеял президент Макрон, разбивается о суровую правду жизни. С одной стороны, Макрону сейчас не до того – он пытается тушить деньгами горящий в стране пожар, а эксперты говорят о том, что как лидер Европы он закончился. С другой стороны, заместитель министра обороны Чехии Якуб Ландовский говорит, что «Европа не готова отказаться от идеи национальных государств». Осознание этого – еще одно открытие года. Унификация не прошла, итальянцы никогда не будут работать, как немцы, а болгары не станут шведами (хотя многие не против в Швецию переселиться). Все хотят жить вместе, но по-своему, и чтобы «Брюссель нам не указ». Но он, конечно, указ, и ссориться с европейскими чиновниками все же не стоит, как показывает, например, история с Польшей, против которой решили ввести внутренние санкции за неправомерную, с точки зрения европейских норм верховенства права, судебную реформу. Польше пришлось отступить. Или история с Италией, где правительство правых и левых популистов (что само по себе нонсенс, но и нонсенс иногда работает) представило такой проект бюджета, что и им пришлось грозить санкциями. Италии тоже пришлось отступить.

Так что обвинить ЕС в том, что здесь «ничего не работает», приведя в пример Грецию, Брексит и проблему с миграцией, самое простое. Но ведь почему-то даже правительства популистов не говорят о выходе из ЕС. Понятно, что Брексит их напугал, но есть все же и нечто иное. Каким-то не совсем понятным образом, но большая часть вопросов решается, органы ЕС остаются дееспособными, хотя и двигаются вперед с большим скрипом – по-стариковски так, жалуясь на жизнь и не желающих слушаться молодых (читай – страны Восточной и Центральной Европы). Но старый конь борозды все же портит, правда? (Только не говорите это Юнкеру, а то старик может и обидеться).

Опубликовано 28.12.2018 в «Народной газете» (https://www.sb.by/ng/)



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.