Экономика на карантине

Два главных вопроса волнуют сейчас европейских политиков и экономистов (но политиков больше): 1) как справиться с эпидемией коронавируса, 2) как спасти экономику. Как долго страны могут себе позволить находиться на карантине, с неработающими предприятиями и бизнесом? И чем готовы пожертвовать политики, чтобы люди, с одной стороны, были здоровы, а с другой, не утратили средств к существованию?

EuropeQuarantine

Практика первых недель карантина в европейских странах свидетельствует: сохранить и то, и другое практически невозможно. Когда руководитель Чешского кризисного штаба, заместитель министра здравоохранения Роман Примула заявил, что границы Чехии могут оставаться закрытыми в течение следующих полутора-двух лет, на него ополчились многие политики, назвав это заявление безответственным и потребовав поставить во главе штаба не чиновника, но человека, который «несет политическую ответственность». И это несмотря на то, что медики с осторожным оптимизмом говорят, что в Чехии эпидемия пойдет на спад к середине апреля. Если количество инфицированных не превысит 8500, заявил Примула, к Пасхе (12 апреля) ограничения на передвижение облегчат, хотя окончательно не снимут.

Но пока карантин в Чехии продлен до 1 апреля. Условия примерно те же, что в Великобритании (там карантин ввели с 24 марта) и Германии: из дома можно выходить только за продуктами, в аптеку, к врачу и для занятий спортом (или прогулок) на свежем воздухе. И для поездок на работу, если вы не на удаленке. Школы, университеты перешли в режим онлайн, министр образования Чехии Роберт Плага прогнозирует, что занятия возобновятся не раньше середины мая, сокращать каникулы, которые в Чехии длятся два месяца – июль и август – не планируют.

Моя чешская знакомая Елена (имя изменено по ее просьбе) работает учителем в школе, говорит: «Продолжаем учить детей кто как. Я учу онлайн». На вопрос, будут ли эти дни учебы в карантине засчитаны за полноценные рабочие и оплачены, признается: «Я пока не знаю, даже не задавалась этим вопросом. Зарплату за март заплатят в апреле. Я не знаю, сколько получу, и как это будут оформлять. Директора по этому поводу не тревожу, так как он с нами на связи день и ночь. И ему сейчас, правда, не до наших зарплат. Потом будем разбираться».

В Карловых Варах закрыты санатории. Больницы отменяют плановые госпитализации и операции, принимают только в экстренных случаях, врачи перешли на работу в онлайн режиме. «Потери для бизнеса будут огромные», –  говорю Елене. Соглашается: «Да, ужас. У нас все в шоке и большинство в депрессии».

«Предприниматели начинают плакать», – пишет мой друг из Израиля. Он работает с Китаем и Россией. Говорит, что за последние два месяца нет ни одного клиента. На плаву помогает удерживаться только то, что фирма семейная, расходы минимальные (не нужно платить ипотеку, офис – дома, они много лет на удаленке), сотрудников со стороны нет, так что плаить им зарплату не надо, и пока продолжают поступать платежи за ранее оказанные услуги. Надеются продержаться, но не знают, сколько: все зависит от того, сколько продлится карантин.

В Великобритании и Германии работают только те магазины, которые торгуют продуктами питания и товарами первой необходимости. В Чехии к товарам первой необходимости отнесли ткани: в стране не хватает масок, и людей призывают шить их самостоятельно. Те, у кого дома швейные машинки запылились от многолетнего бездействия, стряхнули с них пыль и вспомнили, что челнок это не только человек-торговец, но и элемент швейной машинки. Мэр Праги Зденек Гржиб был сфотографирован в такой самодельной маске.

PragueHribFacialMask

Тем, у кого швейных машинок нет, многие предлагают маски пошить и как-то передать: во времена коронавируса люди проявляют свои лучшие качества, одно из которых – солидарность. Швеи Национального театра шьют маски. Магазины тканей жертвуют свои запасы бесплатно. Ассоциация отелей из Брно бесплатно развозит обеды пожилым людям. Фирма, которая занимается арендой домов на колёсах, предложила тридцать автомобилей для нужд пожарных, медиков, полицейских и волонтеров. Им позвонил премьер-министр Андрей Бабиш и с благодарностью эту помощь принял. Но все же большинство предпринимателей и работников ждут помощи от самого Бабиша. Без помощи им не выжить. С понедельника 23 марта четверть всего чешского автомобильного сектора (в нем напрямую заняты 170 тысяч человек) закрыта, оставшиеся снижают выпуск продукции. И это только один примеров, а их на самом деле сотни, даже тысячи.

Как сообщает телеканал CT 24, главный экономист Deloitte Дэвид Марек заявил в Twitter, что в связи с пандемией чешская экономика может упасть в этом году на 10%. Падение будет сопровождаться быстрым ростом числа безработных, двузначным сокращением экспорта, импорта и промышленного производства и сокращением государственных финансов с дефицитом более 5% ВВП. Министр финансов Алена Шиллерова сочла такой прогноз пессимистичным, но более оптимистичного не предложила. Все ждут развития ситуации, главный вопрос: сколько продлится карантин?

Франция, как утверждает сайт politico, посылает своим гражданам противоречивые сигналы: с одной стороны, ужесточает карантин и призывает людей оставаться дома, с другой, призывает бизнес вернуться к работе. Министр экономики Брюно Ле Мэр говорит: «Я предлагаю всем федерациям, всем крупным компаниям заплатить необлагаемую налогами премию в тысячу евро своим работникам». Тем, которые вернутся к работе. В Италии, где карантин продлен на неопределенное время, заводы и фабрики продолжили работать после того как профсоюзы вместе с работодателями выработали протоколы безопасной работы.

Эксперты отмечают: после того, как станут делать больше тестов, наверняка выяснится, что заболевших куда больше, чем мы думаем сейчас. Просто у них или вообще не было симптомов, или болезнь прошла в очень легкой форме. В этом есть минус – заболевших много, но есть и плюс: это покажет, что на самом деле смертность куда ниже, чем кажется сейчас. Директор института Жака Делора Себастьян Майар предсказывает: «Будет момент более строгой изоляции, потом постепенное возвращение к функционирующей экономике, и, возможно, к несчастью, позже в этом году нам придется вернуться к социальной изоляции, пока мы не добудем вакцину».

Еврокомиссар Тьерри Бретон заявляет: «Надеюсь, что человеческая цена пандемии будет ограниченной. Экономическая цена будет высокой». Я спросила чешскую учительницу Елену, что для нее самое сложное сейчас в карантине – организовать онлайн обучение для учеников или, может быть, справиться с детьми, оказавшимися запертыми дома. Елена призналась: «Для меня самое тяжелое – неуверенность в завтрашнем дне. Финансовая неопределенность удручает больше всего. Я пока не очень понимаю, что будет в так называемом «завтра». И, соответственно, не вижу в каком направлении двигаться, и что я для этого «завтра» должна сделать уже сегодня. Дети и личный карантин не пугают совсем. С детьми, даже одичавшими от нахождения дома, я умею справляться, свою работу очень люблю, свободное время занимать умею. Финансовая неопределенность – вот главный страх».

Опубликовано (с сокращениями) в газете «СБ. Беларусь сегодня» (www.sb.by)



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.