Экономическая дипломатия для «Восточного партнерства»

Если инициатива «Восточное партнерство» и задумывалась изначально как проект по сближению (говорили даже об «интеграции») шести республик бывшего СССР – Азербайджана, Армении, Беларуси, Грузии, Молдовы и Украины – со странами Европейского союза, то в этом смысле он удался лишь наполовину. Заместитель Генерального директора Европейской комиссии по политике соседства и переговорам о расширении Мацей Поповский, выступая в Праге на конференции «Десять лет «Восточного партнерства»: экономическая конвергенция и возможности для бизнеса», признал: «Партнеры не равны, у них разные амбиции». «Чемпионами» в сотрудничестве стали Грузия, Молдова и Украина: у них и соглашения об ассоциации с ЕС, и безвизовый режим. На то, что у Беларуси с ЕС нет даже рамочного соглашения о сотрудничестве, посетовал возглавляющий на конференции делегацию нашей страны заместитель министра иностранных дел Евгений Шестаков: «Это с трудом можно понять». Но ситуация, когда политика была важнее экономики, кажется, меняется.

Даже не самый внимательный наблюдатель мог заметить, что риторика в отношении «Восточного партнерства» за десять лет его существования изменилась. Представители стран ЕС на конференции в Праге, как мантру, повторяли: программа ни против кого (читай – России) не направлена. Министр промышленности и торговли Чехии Марта Новакова пошла дальше, заявив: «Мы можем говорить на общем языке – это русский язык, который остается наследием нашего прошлого». Рабочими языками конференции, правда, были английский и чешский. Но о политической ассоциации, о которой активно говорили в самом начале программы «Восточное партнерство», сейчас сказали лишь однажды – когда Спецпосланник Чехии для «Восточного партнерства» Ярослав Курфюрст заявил, что ожидает в следующем десятилетии «больше политической ассоциации». Евгений Шестаков на это заметил, что, например, для Беларуси членство в ЕС не является целью: «Мы не хотим выбирать или-или», предпочитая «интеграцию интеграций» и работая над созданием единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока. И такой прагматичный подход, похоже, становится новой визитной карточкой «Восточного партнерства». По крайней мере, в Праге говорили о торговле и экономике без политических условий.

Интерес на самом деле обоюдный: как со стороны стран «Восточного партнерства» к ЕС, так и со стороны ЕС к соседям на востоке. Причина проста: рынок в 70 млн. человек. Премьер-министр Чехии Андрей Бабиш отметил: «Общая торговля Чехии со странами «Восточного партнерства» составляет 90 млрд. крон (примерно 3.5 млрд. евро – И.П.), - и добавил: - Чехия готова быть медиатором между Европейским Союзом и странами «Восточного партнерства». Кстати, в прошлом году Беларусь зафиксировала рекордный уровень экспорта в Чехию: без учета нефти и нефтепродуктов он составил почти 122 млн. евро.

Поэтому и неудивительно, что главной темой дискуссий была именно «экономическая дипломатия». Мацей Поповский рассказал, что за десятилетие существования программы была оказана  поддержка 70 тыс. предприятиям и создано почти 30 тыс. новых рабочих мест: «Достижения впечатляющие». Касаясь сотрудничества с Беларусью, он отметил, что сейчас «позитивный момент, который нужно использовать для улучшения отношений». Выступая на панельной дискуссии «Следующие десять лет «Восточного партнерства»: возможности и препятствия» заместитель министр иностранных дел Евгений Шестаков отметил, что за прошедшие годы страны ЕС и «Восточного партнерства» «стали понимать друг друга лучше», и что программа должна фокусироваться на инфраструктуре, торговле и экономике: «Важно, чтобы это сотрудничество не подрывало социальную стабильность». Он также рассказал о том, что сейчас совместно с Финляндией, которая будет председательствовать в ЕС во второй половине этого года, ведется подготовка к проведению осенью в Минске конференции высокого уровня, посвященной 10-летию «Восточного партнерства».

Опубликовано в «Народной газете» (https://www.sb.by/ng/)



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.