Другой взгляд на безработицу

Прошедший год для экономики стран Евросоюза был не просто хорошим, а очень хорошим. Экономисты с явным удовлетворением, которое иногда граничит с удивлением, констатируют: рост экономики стран ЕС в 2017 году составил как минимум 2.3% - это лучший показатель за последнее десятилетие.  

Еврокомиссар Пьер Московичи объясняет его «внушительным частным потреблением, более сильным ростом по всему миру и падением безработицы». Но тут же признает, что рост этот нетипичен и связан с политикой, которую проводят европейский Центробанк (для стран, входящих в еврозону) и национальные банки стран, сохранивших собственную валюту. Ставки по вкладам европейский Центробанк значительно снизил (вот вам и рост потребления: зачем хранить деньги, если они не растут, лучше порадовать себя покупкой), а евробонды массово выкупал, назвав это, по американскому образцу, «количественным смягчением», по сути это накачивание (вполне эффективное, надо признать) национальных экономик деньгами. Перспективы, правда, не совсем ясны: эксперты предрекают в этом году рост в 2.1%, а в следующем 1.9%. «Вялый рост зарплат частично отражает низкий рост производительности и стойкое провисание на рынке труда», - отмечает еврокомиссар Московичи.  

Про рынок труда. Сегодня безработных в ЕС чуть более 18 млн. человек, и для правительств и политиков  это, конечно, повод для радости. Хотя радуются, конечно, не все: в Греции и Испании, например, безработица остается очень высокой – почти 21%  и около 18% соответственно. Три страны Евросоюза месяц за месяцем фиксируют самый низкий уровень безработицы: Чехия (2.7%), Мальта (3.5%) и Германия (3.6%). Это рекорд последних десятилетий. Но у него, как оказалось, есть и обратная сторона.

В Чехии и Германии – рекордное число вакансий, которые в ближайшее время не удастся заполнить. Потому что некем: рабочих рук не хватает. Если в развитой рыночной экономике безработица сохраняется на уровне 5%, это считается фактически полной занятостью, как ни странно это может звучать для нас. Экономисты знают: в любой стране есть некоторое количество людей, которые 1) не могут работать по разным причинам 2) работать не хотят, и у них иные, кроме работы, источники существования, 3) трудоустроить которых практически невозможно из-за отсутствия у них какой-либо квалификации. Даже в нашей стране почти поголовного высшего образования такие люди, как ни удивляйтесь, есть, что уж говорить о Германии и Чехии, в которых высшее образование не возведено в культ.

В декабре 2017 года в Германии при 2.385 млн. безработных было 761 тыс. вакансий, которые, уверены экономисты, тормозят рост немецкой экономики. Федеральное объединение среднего бизнеса заявило о том, что 40% предприятий как минимум один раз отказывались от заказов из-за нехватки квалифицированных кадров, а 89% испытывали трудности при поиске нужных сотрудников. В Праге в первой половине января из-за нехватки сотрудников общественный транспорт работает по летнему расписанию. Многие компании из-за нехватки персонала часто продлевают сроки выполнения заказов, а иногда и вовсе вынуждены от них отказываться. Что, опять же, не лучшим образом сказывается на экономическом росте. И это, кстати, одно из объяснений, почему Пьер Московичи так сдержан в оценке долгосрочных перспектив европейской экономики.

Как бороться с низкой безработицей? «Нам бы их проблемы», – наверняка думают в Греции и Испании и готовы отправить в страны с более прохладным климатом своих оставшихся не у дел работников. Раньше именно они (т.е. люди с гражданством ЕС) спасали ситуацию, но сейчас Берлин и Прага заявляют, что готовы принять рабочие руки и из «третьих стран» – Индии, России, Украины и Беларуси. Правда, для этого придется адаптировать законодательство. Чехия уже открыла специальную программу для Украины, что, впрочем, не мешает ей высылать из страны украинцев, работающих нелегально (таких большинство). И низкая безработица, между тем, не радует.

Опубликовано 12.01.2018 в «Народной газете» (https://www.sb.by/ng/)



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.