Барабаны войны

Стала ли Европа более безопасной после недели интенсивных переговоров между Россией и США, НАТО и ОБСЕ? Нет. Более того, действующий председатель ОБСЕ, министр иностранных дел Польши Збигнев Рау заявил: «Угроза войны в регионе ОБСЕ в настоящее время представляется большей, чем когда-либо за минувшие 30 лет». Но ведь никто и не надеялся, что за неделю удастся решить проблемы, копившиеся десятилетиями, правда?

Россия ставит вопрос об обеспечении гарантий своей безопасности достаточно давно. Владимир Путин сделал это впервые в своей знаменитой Мюнхенской речи в 2007 году – она была такой недипломатично прямой и жесткой, что в мире заговорили о «новой холодной войне». И говорят до сих пор. Особенность нынешнего момента – ощущение, что холодная война может стать горячей. Уж слышен стук барабанов.

Российские дипломаты считают прошедшие переговоры неудачными. «Главная проблема – США и их союзники по НАТО ни под каким видом не готовы идти навстречу нашим ключевым требованиям по нерасширению НАТО», –  заявил заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков, возглавлявший переговоры с США в Женеве. России предложено начать диалог о контроле над вооружениями, по избежанию инцидентов и укреплению доверия, но Рябков во время пресс-конференции неоднократно подчеркивал: это вторично, «абсолютный императив» – гарантии нерасширения НАТО. Так что будет ли у этих переговоров продолжение – большой вопрос. Надежда, как это всегда бывает с надеждой, остается, министр иностранных дел России Сергей Лавров сказал, что США обещали представить встречные предложения на следующей неделе, Столтенберг «тоже вызвался положить на бумагу свою реакцию. Думаю, что она поступит где-то примерно в течение недели тоже».

А пока мы вместе с остальной Европой ждем развития ситуации (Беларуси это касается напрямую) и задаемся вопросом: может быть, эти переговоры были обречены с самого начала? Похоже на то: Россия, выдвигая свой «ультиматум», не могла не понимать, что ни США, ни НАТО не согласятся на нерасширение и на отвод военной инфрастуктуры на позиции 1997 года. А США и НАТО, в свою очередь, соглашаясь сесть за стол переговоров, не могли не понимать, где проходит жирная красная черта для России. И знали, что могут ее переступить. Но самое интересное – то, что стороны, кажется, изначально не договорились о том, о чем ведут переговоры. Россия повторяла, что главная тема – обеспечение гарантий ее безопасности: то есть именно Россия чувствует угрозу себе и хочет избежать эскалации. В США же, НАТО и Европе вели переговоры о деэскалации ситуации на границе с Украиной и требовали, чтобы Россия отвела войска со своей территории на свою же территорию. То есть изначально цели были разными. И все же России удалось добиться главного: впервые за много лет ее озабоченности стали обсуждать. 

Эти переговоры оказались «неудачными» (все же не будем говорить о провале) еще и потому, что для каждой из сторон пойти на уступки – значит, потерять лицо. Несмотря на то, что НАТО не собирается принимать Украину в свои ряды, оно не может публично об этом заявить, потому что это было обещано на саммите в Бухаресте в 2008 году (хотя планы подготовки к членству Украине и Грузии никогда не были предоставлены), и отказ от этого обещания будет выглядеть как уступка России. А уступка России будет выглядеть как слабость. А НАТО ведь сильная и мощная организация, правда? Хотя если вы видели пресс-конференцию ее генерального секретаря Йенса Столтенберга после четырехчасовых переговоров с Россией, у вас могли возникнуть сомнения: он жестикулировал так мощно, сбивался с мысли так часто, похлопывал себя по карманам так долго, что напрашивалась мысль: он знает, что неправ. Особенно когда утверждал, что НАТО вошла в Косово по мандату ООН (журналисты его поправили: неправда), или что ситуацию в Ливии инициировали «европейские союзники», а НАТО потом просто «подключилось». Все в белом, ага.

Если же вернуться к вопросу Украины, то можно вспомнить, что когда НАТО действительно хочет продемонстрировать движение навстречу России, оно находит возможности. В декабре 1996 года страны НАТО заявили, что у них «нет намерений, нет планов и нет оснований для размещения ядерного оружия на территории новых членов» – так называемая «декларация трех нет». Если НАТО приняло на себя самоограничения 25 лет назад, что мешает это сделать сегодня? А мешает эйфория победителя. Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов говорит: «Речь о фундаментальных принципах, на которых должна строиться европейская безопасность. Таких, которые всегда в истории устанавливались по результатам войн, в зависимости от расстановки сил между победителями и побежденными. Даже нынешняя система возникла по этой схеме, хотя предшествовавшая война осталась в рамках холодной, но и она имела выигравших и проигравших. Неизбежна очень интенсивная возгонка напряжения и, вероятнее всего, не только словесного, но и показательно-силового, демонстрация готовности к самым резким и решительным действиям по защите собственных интересов. И чем убедительнее это будет выглядеть, тем вероятнее затем достижение компромисса и разрядки напряженности». Возгонка уже началась.

Сенат США принял законопроект об антиройссийских санкциях в случае агрессии против Украины. Санкции беспрецедентны хотя бы потому, что затрагивают лично президента Путина и, в случае вступления в силу, могут означать разрыв дипломатических отношений. Россия же не исключила размещения своих ракет на Кубе и в Венесуэле, еще раз напомнив о Карибском кризисе 1962 года. Тогда для того, чтобы Никита Хрущев убрал советские ракеты с Кубы, США взяли на себя обязательство на остров не нападать и вывели свои ракеты из Турции. Ракеты убедительнее разговоров.  Увы.

Опубликовано в газете «СБ. Беларусь сегодня» (www.sb.by)



Комментариев (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.