Новости и мнения

В прошлом году Мюнхенская конференция по безопасности обсуждала, кто подберет осколки распадающегося миропорядка. Сегодня там заявляют: это делают Россия, Китай, Турция и Иран. Для Запада это повод для тревоги, а на самой конференции очевидно сместились акценты. Несколько лет подряд главным в Мюнхене было противостояние Украины и России. Сейчас с главной сцены об Украине не говорили вообще, Россию ритуально поминали в качестве «злодейки», а президент Франции Эммануэль Макрон призывал к большему с ней диалогу. Бывший президент Украины Порошенко выглядел одиноким и обиженным из-за отсутствия интереса к своей персоне, действующий президент Зеленский «звездил» по полной и, шутя (куда ж без этого), удивлялся своей популярности. Самым большим скандалом в Мюнхене оказалась инициатива по Украине.

Есть ли мир без предрассудков?

Главное настроение Мюнхенской конференции по безопасности в этом году –  не объявленная организаторами «Беззападность», а американское противостояние с Китаем. Кажется, оно застало врасплох даже европейцев. «Запад побеждает!», – торжественно возвещает Госсекретарь Помпео и призывает Европу не пускать на свою территорию китайские технологии и «Северный поток-2». Европа в лице президента Франции Макрона говорит, что, несмотря на близость, интересы и США и Европы во многих сферах разные, и что нужно усиливать европейскую оборону. В «китайском вопросе» США давят на европейских партнеров, те отмалчиваются. Видно, что хотят жить по-своему, и видно, что не совсем знают как.

Но общий уровень дискуссий на конференции, по словам министра иностранных дел Беларуси Владимира Макея, был все же менее конфронтационным, чем в предыдущие годы. Организаторам даже удалось свести на одной сцене президента Азербайджана Ильхама Алиева и премьер-министра Армении Никола Пашиняна, которые обсуждали «Обновление по Нагорному Карабаху».

Основатель Фэйсбука  поддерживает регулирование социальных сетей

«Если бы Фэйсбук был государством, представляет председатель Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганг Ишингер своего собеседника, – Марк Цукерберг был бы президентом самой крупной страны в мире». И это действительно так. Говорили в основном об ответственности (каждого из пользвателей социальных сетей и компаний, ими владеющих) и регулировании. Цукерберг признался, что в его компании более 35 тысяч (!) человек работают над выявлением и уничтожением вредного содержания и кампаний дезинформации: Но все же не стоит обвинять во всех бедах социальные сети, говорит Марк (он даже надел костюм). Нужно законодательно урегулировать «как минимум четыре области, затрагивающие нашу компанию. Это выборы и политический дискурс, личные данные и ответственность за информацию». Времена безудержной интернет свободы прошли.

Если антироссийские настроения в Мюнхене сильны с 2014-го, переломного во многом, года, то 2020-й запомнится в Мюнхене, пожалуй, своей явной антикитайской направленностью. Справедливости ради: так говорили в большинстве своем представители США, не европейцы. Отношение к Китаю вообще и к сетям 5G и компании Хуавэй – одна из линий несогласия между ЕС и США, и трещина эта проходит внутри «Запада», раскалывая его. Дальше всех в этой риторике пошел министр обороны США Марк Эспер: вся его речь была антикитайской. Я послушала, впечатлилась и взяла комментарии у министра иностранных дел Беларуси Владимира Макея и главного редактора журнала «Россия в глобальной политике» Федора Лукьянова.

Эммануэль Макрон в Мюнхене: нужна более сильная Европа

Президент Франции Эммануэль Макрон говорит о том, что «нам нужна европейская стратегия. Я представляют себе Европу, которая является суверенной, единой и демократической. Мы должны обеспечить суверенитет Европы. Я представляю себе Европу, которая приняла решение определить свое ядро и которая пользуется авторитетом, которая себя модернизировала, пересмотрела свои правила. Это не может быть Европа, где все решения принимаются только единогласно, где каждая страна представлена своим комиссаром. Я ожидаю большей степени интеграции». Макрон давно и настойчиво говорит о необходимости реформировать Европу, и сейчас он произнес очень интересное в этой связи слово – «ядро». Какие страны могут стать ядром Евросоюза? Само собой, Франция и Германия, но кто еще?