Новости и мнения

Когда в немецком городе Галле правый экстремист пытался проникнуть в синагогу, а потом расстрелял двух прохожих, это многих потрясло. Действия нападавшего были квалифицированы как «правоэкстремистская террористическая атака» преступника-одиночки. Главный вопрос: насколько он одинок? Увы, даже министерство внутренних дел Германии признает: правых экстремистов становится все больше, многие из них готовы к атакам. Более того, они вооружаются. В 2018 году они совершили 235 преступлений с применением насилия, а когда полиция проводила расследование, то обнаружила у них более тысячи единиц оружия, в том числе боевое и взрывчатку. Но тревожит не только количество оружия. Глава Центрального совета евреев Германии Йозеф Шустер считает, что в последнее время сдвинулись границы допустимого: то, что раньше боялись произнести вслух, теперь стали заявлять во всеуслышание. В МВД говорят, что знают, как с этим бороться: больше слежки по всем фронтам, больше слежки!

Идеальный зять

Еще лет десять назад журналисты с легкой издевкой спрашивали Себастьяна Курца: «Кем вы хотите стать, когда вырастете?» и волновались, сможет ли министр совмещать работу с учебой, когда Курц был и министром, и студентом университета. Он справился и вырос гораздо раньше, чем спрашивающие поняли, что он – всерьез и надолго. Про него говорят – «идеальный зять», потому что каждая мама в Австрии мечтает именно о таком муже для дочери: молодом, красивом, умном, амбициозном и видно, что далеко пойдет. Вернее, уже пошел. Будущее Австрии, а, возможно, и всей Европы – за ним. В свои 3 он – политический ветеран, бывший и будущий канцлер Австрии.

Брексит, почти ставшая президентом Франции Марин Ле Пен и победа Дональда Трампа – что между ними общего? Эксперты почти цитируют дедушку Маркса и говорят, что в основе этих побед – разрыв между городом и деревней, между «пражским кафе и сельской пивной», как сформулировал это президент Чехии Милош Земан, неизменно проигрывающий в Праге, но побеждающий в деревне. И дело, говорят специалисты, не только в том, что город, особенно большой, особенно столичный, более либерален, а деревня более традиционна и консервативна. А дело, говорят они, в том, что большим городам лучше живется, а нужды провинции политики склонны игнорировать. И, как показывает опыт последних лет, напрасно.

Одна из главных интриг сессии ГА ООН (эта неделя там будет «лидерской»: будут выступать главы государств и правительств) – встретятся ли на ней (пусть «на ногах», пусть как будто «случайно») президенты США и Ирана Дональд Трамп и Хасан Роухани. Аналитики сходятся: несмотря на увольнение советника по национальной безопасности Джона Болтона, пропагандиста максимально жесткой линии в отношении Ирана, такая встреча все равно вряд ли возможна. Одна из надежд, которую втайне питает Иран – на падение влияния США в мире. Вернее, это уже и не надежда даже, а свершающийся на глазах факт, даже Госдепартамент за закрытыми дверями это констатирует: влияние США в мире и, в частности, в международных организациях, падает. Но свято место, как известно, пустует не долго: место крупнейшего международного «инфлюенсера» тихо, медленно, но настойчиво занимает Китай. А в некоторых вопросах и Россия.

Памятник раздора

Совет района Прага-6 принял решение о переносе памятника маршалу Коневу, который установлен на площади Интербригад 9 мая 1980 года – в честь 35-летия Победы. Гражданский активист специально приехал с севера страны, приковал себя к памятнику и заявил репортерам: «Противоречие вокруг памятника Коневу, вызванное решением муниципальных властей района Прага-6, касается меня лично. Мой дед воевал во время Второй мировой войны». Но сможет ли этот одинокий голос что-то изменить? Одинокий – вряд ли, но он на самом деле не одинок, в Чехии слышен целый хор таких голосов, самый громкий – у президента страны Милоша Земана. Проблема в том, что президент сильно ограничен в том, что может в данной ситуации сделать.