Новости и мнения

На первый - второй рассчитайсь!

Равные возможности в объединенной Европе – для всех? Формально – да, на практике – не совсем. С 1 января 2014 года граждане Болгарии и Румынии получат право свободно перемещаться по Европейскому Союзу с целью трудоустройства. Для граждан этих двух стран событие радостное, а вот для остальных – не слишком. Великобритания, наводненная литовскими сантехниками, польскими уборщицами, румынскими строителями и прочим персоналом из Восточной Европы, говорит о желании закрыть свои границы, чтобы защититься от новой волны. Дискуссия оказалась громкой, скандальной и обнажившей многие затаенные страхи «старых» европейцев перед «новыми».

Клиент всегда не прав

Французский парламент одобрил закон, согласно которому каждый, кто платит за секс, будет наказан. Кто-то может спросить удивленно: что, теперь проституция станет бесплатной? Конечно, нет. Но в работе отрасли произойдут серьезные изменения – если, конечно, закон, принятый нижней палатой парламента, получит одобрение Сената (что, скорее всего, произойдет в начале следующего года).

Миграционная боль Европы

Что общего между Альбертом Эйнштейном, Марлен Дитрих, Зигмундом Фрейдом, Борисом Березовским и Александром Литвиненко? Все они были беженцами. Всем им разные страны предоставили политическое убежище. Потому что, по мнению предоставившей убежище стороны, на родине их ждали репрессии, а возможно и смерть (родная сестра Зигмунда Фрейда погибла в  концлагере). Европа, гордящаяся борьбой за права человека и гордящаяся тем, как с этими правами обстоит дело у нее самой, имеет давнюю традицию помогать тем, кто бежит от войн и преследований (у «преследований», как мы понимаем из случая с Березовским, трактовка может быть весьма широкой). Но сегодня Европа сталкивается буквально с нашествием мигрантов и искателей убежища.

В сентябре на Форуме2000 в Праге звучал бывший Президент ЮАР Фредерик Виллем де Клерк, разделивший с Манделой Нобелевскую премию мира за избавление ЮАР от апартеида как государственной политики, говорил, что главный опыт, вынесенный из того исторического перехода – нужно договариваться. И, как показал их опыт, договориться могут все, даже бывшие заклятые враги. Но только если поставят интересы своей страны выше собственных интересов и амбиций. А это в политике, пожалуй, самое сложное. 27 лет в тюрьме – и никакого желания мстить после нее. Именно поэтому я считала и считаю его величайшим политиком своего поколения – за политику прощения и примирения. Он был символом борьбы за свободу, а потом смог стать символом примирения. Это мало кому удается. Особенно в политике.

Прощай, Далай

Визит британского премьера изначально планировался на прошлый год, но был отменен китайской стороной после того как Дэвид Кэмерон встретился с Далай-ламой, которого Пекин считает сепаратистом. Китайцы сочли эту встречу вмешательством в свои внутренние дела и призвали Лондон «исправить ошибки». Судя по тому, что сейчас Кэмерон приехал с шестью министрами и делегацией деловых кругов числом 130 человек, ошибки Британия признала и обещала исправить. Прощай, Далай. Побывавшие до того «в разведке» в Пекине мэр Лондона Борис Джонсон и лорд казначейства Джордж Осборн вопросы прав человека и независимости Тибета не поднимали, а сосредоточились на «большом потенциале для усиления экономических связей». Мне показалось или кто-то сказал «продались»?