Новости и мнения

Запретные книги

Дискуссия, разгоревшаяся у меня в семье, вращается вокруг вопроса: а не вводят ли книги в соблазн неокрепшие души? Сколько известно фактов, когда люди, прочитав вдохновляющую книгу, идут на баррикады – и часто с воодушевлением стреляют в тех, кто почитает другие книги и других авторов. Значит, слово – действительно самое действенное оружие? Означает ли это, что, заботясь о неокрепших умах и душах, мы (вернее, кто-то, полагающий себя судьей и наделенный полномочиями) имеем право запрещать те или иные книги?

Осторожнее с камнями

Торговая инспекция Чехии (Czech Retail Inspection) провела рейд по ювелирным магазинам страны. Результаты – ошеломляющие: из 12 проверенных драгоценностей (выбирали наугад) 11 оказались подделками. Об этом новостному агентству CTK сообщил директор Торговой инспекции Владимир Велцовски (Vladimir Velcovsky).

Секс не пройдет!

“Я лучше буду плакать на заднем сидении “Мерседеса”, чем смеяться на велосипеде”, – эти слова, произнесенные в одном из реалити-шоу и моментально ставшие крылатыми, сначала потрясли китайское общество, а потом и перевернули китайское телевидение. Средства массовой информации в Поднебесной называют не четвертой властью, но “мягкой силой” – из-за мощного воздействия на умы.

Мой остров

Белый песок, синее море, крики чаек и – никого вокруг… Не рисовало ли воображение такую трогательную картинку: вы – на собственном, почти необитаемом, острове вдали от цивилизации с ее проблемами и хлопотами, готовы слиться с природой и забыть обо всем на свете? Я, например, это представляю весьма живо и даже немного тоскую – потому что в Беларуси нет необитаемых островов, которые можно было бы купить. А жаль.

Разговор с патологоанатомом о жизни

Среди моих одноклассников несколько человек связаны с медициной. Есть хирург-онколог, есть врач скорой помощи. Но есть человек редкой и для обывателя страшно звучащей медицинской специализации – патологоанатом, Андрей Подольский. Который, кстати, всегда был жизнелюбом. «Наша работа – вовсе не одни только трупы», – как-то сказал он мне. Поэтому мы с ним разговариваем о жизни. И о профессии, конечно, тоже.