Новости и мнения

Погорел на плакатах

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан всегда был «трудным ребенком Евросоюза», но до сих пор ему многое – даже дружбу со «страшным и ужасным» Владимиром Путиным и резко антимигрантское настроение – прощали в Брюсселе, ведь Венгрия неизменно голосовала за европейские санкции против России. Возможно, благодаря этому в Брюсселе и смотрели сквозь пальцы на эту дружбу. Потом Виктор Орбан провел кампанию против своего благодетеля Джорджа Сороса – в Брюсселе поморщились, но «съели». Но когда на критических плакатах по всей стране рядом с Соросом оказался председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, стало понятно: в этот раз Орбан переступил «красную линию». Но означает ли это, что санкции неизбежны?

Вернутся ли джихадисты домой?

Президент США Дональд Трамп призывает европейские страны принять обратно своих граждан, сражавшихся на стороне ИГИЛ в Сирии – более 800 джихадистов захвачены в плен сирийскими курдами. Курдам сейчас не до них: они сражаются за собственное будущее. Европейским странам, как оказалось, тоже не до своих: кому хочется принимать опытных злых бойцов и потенциальных террористов? Правильно: никому.

Предприятия возвращаются

Недавно я рассказывала о том, как немецкий министр экономики Петер Альтмайер мечтает догнать и перегнать Китай и создать в родной Германии такие условия, чтобы предприятия возвращались на родину. Но предприятия потянулись назад еще до того, как Альтмайер официально презентовал «Национальную индустриальную стратегию-2030». Можно, конечно, подивиться тому, что пожелание начальства – закон не только для наших краев, но на самом деле Германия над этим давно работает, и в стране уже несколько лет действует стратегия развития экономики «Индустрия 4.0». Результат: из Китая и Азии стало возвращаться – о чудо! – производство одежды, например. Почему?

Китайские государственные компании лишили сна немецкого министра экономики Петера Альтмайера: он хочет такие же – крупные, сильные, способные всерьез тягаться с конкурентами. Для их создания представлена «Национальная индустриальная стратегия-2030». Даже название звучит похоже на китайскую стратегию «Сделано в Китае-2025». И, между прочим, часть германского плана – противостоять плану китайскому и возвращать производства «в родную гавань». Критики обвиняют Альтмайера в том, что в своем стремлении противостоять китайской экспансии он на самом деле пытается скопировать экономическую модель Поднебесной: государственный капитализм. И задаются вопросом: а насколько это совместимо со свободным рынком?

Границы интернета

Владимир Путин говорит о необходимости создания на территории России такого интернета, который был бы неуязвим для атак извне, потому что «теоретически» возможность отключения страны от Всемирной паутины существует (даже КНДР не пытались отключать, но кого это волнует?). Россия – не первая страна, стремящаяся к автономности своего интернета. Китай начал работы по созданию «параллельной» паутины еще в 1990-е. Там официально нет Google, Facebook, YouTube и многих других мировых интернет сервисов. Но есть их успешно работающие китайские аналоги. В Индии правительство принимает законы, по которым будет требовать от провайдеров удалять запрещенный контент. В Иране создать «параллельный» интернет не получилось, поэтому пошли другим путем: на входе в страну фильтруют контент запрещенных сайтов и сервисов – Google, Facebook и YouTube. Зато у сотрудников иранского МИДа есть аккаунты в Твиттере, и с их помощью они, например, вступают в перепалку с Дональдом Трампом. Потому что интернет как оружие пропагандистской войны никто не отменял.