Новости и мнения

Зачем ЕС своя армия?

Страны ЕС подписали оборонительный пакт PESCO, который знаменует новую эру в европейской военной интеграции. Но означает ли он создание общей армии? Скорее всего, нет, хотя чиновники предпочтут дипломатично ответить «Не сейчас». Цели PESCO: координировать расходы на оборону и участие национальных подразделений в общеевропейских операциях и усилить военно-промышленный комплекс. Роль ВПК в подписанных соглашениях – огромная. И это та область, где противоречия могут оказаться самыми сильными. И вот еще что: оборонное соглашение, каким бы неполным оно не казалось сейчас, намечает, как мне кажется, интересную тенденцию – уход Европы в себя, полагание на собственные силы.

Виктор Мартинович и тайна третьего слова

О писателе Викторе Мартиновиче говорят много и спорно. Кто–то — с восторгом, как о «надежде белорусской литературы», кто–то — как об удачном менеджере, продающем проект «имени себя», о книгах которого через пару лет забудут.Но если Виктор Мартинович — это проект, то удачный: его книги выходят не только в Беларуси и России, но еще и в Германии, его пьесу ставят в Австрии, он сотрудничает с крупнейшим в мире издательством Random House. Если это не успех, то что? Тогда почему мы спорим о нем больше, чем радуемся тому, что современную белорусскую литературу узнают за рубежом?

Юань шагает в полный рост

В Будапеште прошел саммит в формате «16+1», где «16» это страны Центральной и Восточной Европы, а «1» это Китай. Инициатива по созданию этого формата принадлежит Китаю, и сейчас именно он продолжает активно его  продвигать в рамках стратегий Нового Шелкового пути и «Один пояс, один путь». Из Пекина на саммит прилетел премьер-министр Госсовета КНР Ли Кэцян и пообещал выделить на совместные проекты 3 млрд. долларов. Но мнение о том, что китайцы дают много и охотно, руководствуясь исключительно принципом политической дружбы на самом деле – один из многочисленных мифов о Китае.

Германия вам не «Ямайка»

Мы бы сказали: «Акела промахнулся». Они говорят: «Эпоха Меркель близится к закату». Переговоры по созданию коалиционного правительства в Германии провалились, «Ямайки» (коалицию так называли по партийным цветам, которые совпадают с цветом флага этой страны) не будет. А что будет? Возможны как минимум четыре варианта, самыми реальными считают два, Ангела Меркель предпочитает единственный, и последствий не боится. Говорит, что она ничего не боится.

Правды больше нет

Как провести тонкую линию между пропагандой, фейковой новостью и своей точкой зрения? Политики все чаще отказываются отвечать на вопросы представителей СМИ, если СМИ им не нравится. Искажает, на их взгляд, правду. Хотя правда, как мы знаем, у каждого своя. Раньше мне казалось, что хотя бы истина одна на всех. Теперь я сомневаюсь и в этом. Словом года, по версии словаря Collins, стало fake news. И это уже тенденция: в прошлом году Оксфордский словарь объявил словом года «постправду». Словари русского языка, на мой взгляд, должны выбрать что-то вроде «вмешательства в выборы». Речь о правде больше не идет, мы ведь теперь живем в мире, где эмоции важнее истины. Важно лишь, на чьей вы стороне в информационной войне.