Новости и мнения

Вряд ли это совпадение, что Специальный суд по Косово, который работает несколько лет и еще никому не вынес обвинительного приговора, объявил, что готовится предъявить обвинения в военных преступлениях действующему президенту Косово Хашиму Тачи, буквально накануне саммита Сербия-Косово в Вашингтоне. Известно, что, начиная с 2016 года, Тачи последовательно выступал против продолжения работы Специального суда, образованного для проверки доклада Совета Европы 2011 года. В нем Тачи называли лидером преступного ответвления Армии освобождения Косова, которое занималось торговлей наркотиками, оружием и человеческими органами. Но почему именно сейчас? Есть вероятность, что это связано с «перетягиванием каната» между США и ЕС. Американцы во главе с Ричардом Гренеллом настаивают на развитии экономических отношений, оставляя политическое урегулирование ЕС. ЕС хочет заниматься всем комплексом отношений между Сербией и Косово (и, кстати, не все члены ЕС признают независимость Косова).

Польша выбирает путь

Время имеет значение, и все политики об этом знают. Если бы президентские выборы в Польше состоялись 10 мая, как планировалось, действующий глава государства Анджей Дуда переизбрался бы в первом же туре – никто из экспертов в этом не сомневается. Но из-за эпидемии коронавируса выборы прошли 28 июня, и первый тур победила не выявил, во второй тур вышел действующий президент Дуда и мэр Варшавы Рафал Тшасковский, представитель партии «Гражданская платформа», которому эпидемия, наоборот, помогла: именно во время эпидемии партия сменила своего кандидата. Явка на первом туре президентских выборов была второй самой высокой в истории современной Польши: 62.9%. Больше (68.23%) была только во втором туре президентских выборов в 1995 году, когда соперничали Лех Валенса и Александр Квасьневский. Валенса тогда проиграл. Повторится ли этот сценарий 12 июля, во втором туре нынешних выборов? Все может быть.

Базовые принципы

Группу «Раммштайн» (с двумя м), собирающую стадионы, знаете? А почему она так называется, тоже знаете? На всякий случай напомню: по имени городка (с одним м), возле которого находится крупнейшая военная база США в Германии. И всякий раз, когда вы подпеваете «Германия! Люблю тебя и ненавижу!», вы поете и о том, почему Рамштайн стал американской авиабазой. Дональд Трамп сообщил, что к сентябрю 9.5 тысяч американских военных из Германии уйдут (но 25 тысяч останутся). Так почему из-за этого поднялась такая буря?

Как оказалось, разрушение памятников в Соединенных Штатах волнует не только меня (я писала об этом вчера), но и Дональда Трампа. Причем Трампа оно не только волнует, но и заставляет действовать. Узнав, что новые иконоборцы покусились на стоящую напротив Белого дома конную статую Эндрю Джексона, Трамп разозлился не на шутку. «Берегитесь!» – написал он в Твиттере и напомнил, что, согласно закону о сохранении мемориалов ветеранам, напавшим на статую грозит до 10 лет тюрьмы. До сих пор про этот законодательный акт, принятый в 2003 году, кажется, никто не вспоминал, а хулиганов судили то за вандализм федеральной собственности, то за неподчинение полиции, то за незаконные собрания.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров, принимая в Москве министра иностранных дел Ирана Мохаммада Джавада Зарифа, шлет сигнал Вашингтону, ООН и другим подписантам иранской ядерной сделки: мы против, и будем на этом настаивать. На словах против не только Москва. Как вы наверняка помните, два года назад США в одностороннем порядке вышли из иранской ядерной сделки, несмотря на недоумение союзников. Но остальные участники – сам Иран, Великобритания, Германия, Китай, Россия и Франция – остались. Заключение в 2015 соглашения по ядерной программе Ирана (Совместный всеобъемлющий план действий, СВПД) увязано с эмбарго на поставки новых видов оружия этой стране. 18 октября срок эмбарго истекает, но озабоченный Вашингтон требует, чтобы оно сохранилось на неопределенный срок. Другие участники соглашения в недоумении: а при чем здесь Вашингтон, если он больше не участник СВПД?