Мои проекты

Звезды сходятся в Большом

Аполлон и «железный человек» на одной сцене? Да, завтра, на  гала-концерте, завершающем фестиваль «Балетное лето в Большом», на одной сцене окажутся Денис Климук, с которого лепили статую Аполлона, украшающую фронтон нашего театра, и Олег Габышев, ведущий солист Театра Бориса Эйфмана, бегающий марафоны и занимающий призовые места на соревнованиях по триатлону. С ними, а также женой Дениса и партнершей Олега Любовью Андреевой я встретилась в Санкт-Петербурге.  

Озеро надежды

Когда я иду в Большой театр Беларуси после блестящей премьеры «Лебединого озера», чтобы поговорить с художественным руководителем театра и автором нынешней постановки Валентином Елизарьевым, то ожидаю увидеть триумфатора. Но вижу человека, почти опустошенного. Валентин Николаевич, конечно, улыбается – и улыбка его юна, обаятельна и заразительна – но в глазах усталость: после премьеры так бывает. О том, почему премьерный спектакль чуть не пришлось завершать досрочно и о том, что в балете всегда есть место подвигу, о том, почему балет в бывшем СССР всегда был и сейчас остается популярнее оперы, о том, что значит художественное руководство для театра и состоится ли фестиваль «Балетное лето в Большом» – мы поговорили обо всем.

Евгений Лысик. Художник и философ.

4 мая – День памяти Народного художника Украины Евгения Лысика. В Советском Союзе он был востребованным театральным художником и поставил более восьмидесяти спектаклей – в Львове, Киеве и Одессе, Минске, Ленинграде, Челябинске и Свердловске. Во многих театрах его декорации сохранились и работают. Больше всего работают в Минске, где идут четыре спектакля, нарисованные Лысиком – «Кармен-сюита», «Сотворение мира», «Спартак» и «Щелкунчик». Балетмейстер Валентин Елизарьев, поставивший все эти спектакли, признается, что ему «невероятно повезло. Это было сотворчество, по-другому и не скажешь. А ведь так редко можно встретить сотворца». Что получается, когда встречаются родственные творческие души, мы видим каждый раз, когда приходим на балеты Валентина Елизарьева в сценографии Евгения Лысика.

Громкое эхо

На днях Бундестаг принял резолюцию о создании нового памятника жертвам Второй мировой войны. Не то чтобы таких памятников в Берлине не было – они есть, и их много. Самый, пожалуй, известный – мемориал жертвам Холокоста рядом с Бранденбургскими воротами. Его открыли в 2005 году, а через три года в центре Берлина возник мемориал гомосексуалистам – жертвам нацизма, в 2012-м – мемориал жертвам народов синти и рома, а еще через два года – мемориал жертвам эвтаназии в нацистской Германии. Многие тогда и сейчас говорили о том, что Берлину не хватает еще одного важнейшего мемориала – жертвам среди мирного населения СССР, Польши или – если брать шире – всей Восточной Европы. Он скоро появится. В резолюции Бундестага говорится о том, что будущий мемориальный центр в Берлине будет «местом исторического просвещения», в котором в «сравнительной европейской перспективе» следует разъяснять характер немецкой войны на уничтожение и информировать о том, «в какой мере и каким образом Вторая мировая война и по сей день остается очень важной отправной точкой в польской, белорусской или украинской культуре воспоминаний о прошлом». Но, опасаются историки, таким решением будут довольны не все.

Война – памятникам, мир – кому?

Они его все-таки снесли. О том, что памятник маршалу Ивану Коневу, «освободителю Праги», как называли его до недавнего времени, будет демонтирован, староста района Прага-6 Ондржей Коларж начал говорить еще прошлым летом. 3 апреля, воспользовавшись карантином и отсутствием людей на улицах – в том числе и тех, кто мог встать на защиту памятника – Конева снесли, а староста района Прага-6 Ондржей Коларж радостно запостил в соцсетях фото поверженного маршала: «У него не было маски. Правила применяются ко всем одинаково». Цинично. Президент Земан назвал это «злоупотреблением чрезвычайным положением». Но какое сейчас имеет значение, что сказал по этому поводу президент Земан? А ведь история обоюдоострое оружие.