Мои проекты

ПОЛЬША БОЛЬШЕ ЧЕМ СОСЕДКА. 1

Из всех стран проекта «Без железного занавеса» Польша далась тяжелее всех. Возможно, потому, что из-за близкого соседства и значительного промежутка общей истории я отнеслась к этой стране слишком эмоционально. Хотя, как мне кажется, мы все так к Польше и относимся: эмоционально. Как к России, Украине и Вильнюсу, которые часть нашего исторического и культурного кода. Первый гость моего польского рассказа – Станислав Чосек, не просто свидетель того, как в стране менялся государственный и экономический строй, но и непосредственный участник тех событий. Как представитель правительства Ярузельского во время судьбоносных «переговоров в Магдаленке» смог потмо так быстро договориться с Лехом Валенсой? Почитайте – узнаете. Мой следующий собеседник – из не знавшего коммунизма поколения. Адаму Андрушкевичу 27 лет, он депутат Сейма от политического движения «Кукиз-15». Вот он крепко бы поспорил со Станиславом Чосеком. Пусть заочно, но я предоставляю им такую возможность.

В Минске царит дух Просвещения

Любая найденная книга Франциска Скорины для нас очень ценна. К началу XXI века так называемых конволютов — сборников из самостоятельных произведений, переплетенных в один том и изданных нашим первопечатником, насчитывалось 39. Но в 2003 году случилась сенсация: в Герлице нашли сороковой! Как это произошло? Другой юбилей помог. 

Знать, что натворили

У этого материала непростая судьба. О переиздании в Германии «Майн Кампф» я хотела написать еще в январе. В «СБ» сказали, что в Беларуси этот материал неуместен. Знакомые журналисты из других изданий подтвердили: мы – не та страна, которая должна писать о книге Гитлера. Но я не удержалась и когда в феврале была в Мюнхене, отправилась в Институт современной истории – тот самый, который готовил переиздание «Майн Кампф». С доктором Юргеном Царуски у нас получился хороший разговор – о книге и о том, как больно иногда быть немцем. Побывала я и в Документационном центре истории национал-социализма, который доктор Винфрид Нердингер открыл лишь через 70 (!) лет после войны. С ним мы говорили о том же – памяти и боли. Его и моей. Белорусской и германской. И материал вышел, пусть и не в «СБ». Мне говорили, что «верстальщики отказывались это верстать».

- Почему?

- Потому что про нацистов.

- А они материал прочитали?

Молчание.

На моем сайте материал в авторской версии, в «Рэспублiке» – с сокращениями. И да – я буду продолжать писать о «сложных ландшафтах памяти», как это охарактеризовал доктор Царуски.  

ДЕТИ ДЕКАБРЯ

Если вы  не знали, что я пишу рассказы, то – да, я их пишу. И 11 мая у меня была своего рода премьера: в Литературном клубе GRAPHO я впервые читала свой рассказ на публике, это были «Дети декабря». Мне показалось, что меня разгромили в пух и прах, но это, конечно, только на первый взгляд. Потому что критика была по существу. Зато всем понравилась концовка. Подруга назвала мою героиней «аморальной», а приятель весь остаток вечера выяснял «так чей же это ребенок?». Я промолчала, потому что в этом смысл: каждый может додумать эту историю по-своему (но только я знаю, как было на самом деле). Но я поняла главное: есть люди, которых это зацепило. На данном этапе это для меня самое важное. Вывод для себя: буду продолжать работать над текстами, потому что переход от публицистики (а публицист я, без ложной скромности, с немалым стажем и даже со своим кругом читателей) к беллетристике – не самая простая задача, но я попробую. Ну, и – сам рассказ. Буду благодарна за отзывы и комментарии. 

БЕЗ ЖЕЛЕЗНОГО ЗАНАВЕСА. Венгрия. 5

Сегодня я завершаю публикацию материалов проекта «Без железного занавеса», посвященных Венгрии. В предыдущих публикациях мы говорили о политике, экономике и знаменитых венгерских брендах. Сегодня встретимся с легендой венгерского (и не только) рока – бессменным лидером группы «Омега» Яношем Кобором и «художником нации» Ливиусом Дюлаи. Почему «Омега» никогда не выступала в СССР и не давала концертов в румынской Трансильвании? И не устал ли Кобор петь «Девушку с жемчужными волосами»? И почему Ливиус Дюлаи называет сегодняшний миграционный кризис «татарским нашествием»? Об этом и многом другом – в сегодняшней публикации.