Мои проекты

Невыученные уроки

Сегодня, в воскресенье 11 ноября, мир широко празднует столетие окончания Первой мировой войны. В Париже пройдет Форум мира, куда президент Эммануэль Макрон пригласил глав-государств участников Великой войны. Когда читаешь литературу по истории Первой мировой, одна мысль не покидает: как это похоже на Вторую! И это правильное ощущение: не зря ведь многие историки полагают Вторую продолжением Первой. Когда углубляешься в историю, за эти сходства и параллели становится даже немного неловко: неужели все это на самом деле было? Неужели именно так? После Первой мировой войны перестали существовать четыре великие империи – Австро-Венгерская, Германская, Османская и Российская. Германия и Россия стали республиками, Австро-Венгерская и Османская империи были разделены, на карте появился десяток новых стран. Я подготовила для вас путеводитель по Первой мировой – что, где, когда.

АНДРЮША

Сегодня моему сыну исполнилось бы 30. Голубые глаза в пол-лица, белесые волосы, смешное покряхтывание по ночам, улыбка, расцветившая так много взрослых жизней вокруг. Андрюша. Он умер два раза.

Живее всех живых

Призрак бродит по Европе. Призрак Карла Маркса. 5 мая великому философу и экономисту, повлиявшему на историю ХХ века как ни один другой философ и экономист не повлияли, исполняется 200 лет. Родной его и старейший в Германии город Трир готовится к событию не первый год: обновили дом-музей, сегодня открывается новая большая экспозиция – о Марксе, эпохе и философии, изменившей мир. У всего этого праздника ярко выраженный китайский акцент. Означает ли это, что учение Маркса всесильно, потому что оно верно?

Пекинский блюз

Рассказ «Пекинский блюз» о трех русских подругах, которые приехали из Благовещенска покорять Пекин. И покорили, каждая по-своему. В этой истории есть победители и побежденные, сбывшиеся мечты и напрасные надежды. Только вот  хэппи-енда нет. Но я над этим работаю.

Валентин Елизарьев. Любимец судьбы.

Валентин Николаевич Елизарьев, балетмейстер от Бога (и про Бога), он создал уникальное и узнаваемое лицо белорусского балета – спектакли, которые не спутаешь ни с какими другими. Который воспитал своих зрителей, научил нас понимать, что «балет – это искусство мысли» и приучил видеть за внешней красотой большее – образ, символ и смысл. После его балетов долго думается. Об интервью с ним мы договорились быстро (и у этого «быстро» своя история: мы много лет знакомы). Я оказалась единственным пишущим журналистом, которому Валентин Елизарьев дал большое интервью. Большое и местами трудное.