Не журналистика

Переведенному – не верить

Много лет я жила в Китае и знаю, как иностранные государства и компании хотят быть к Поднебесной ближе. По одной и той же банальной причине: деньги. Государствам нужны инвестиции, а компаниям – огромный (лет десять назад говорили, что необъятный) китайский рынок. С рынком лучше всего говорить на понятном ему языке. Так что многие мировые бренды производят специальные товары для Поднебесной и рекламируют их (и себя заодно) по-китайски. У всех получается по-разному, иногда они ошибаются. Часто ошибки бывают такими, что означают почти противоположное. В этих случаях китайцы смеются и не покупают, а компании подсчитывают убытки и обещают себе в следующий раз не экономить на знающих тонкости не только языка переводчиках.

Китайцы идут

Вы слышите – китайцы идут? Даже слух напрягать не нужно: они идут, и это слышно всем. Шагают в такт по своей площади Тяньаньмэнь – мир удивляется размаху и уверенности их парада. Когда в Тяньцзине грохочет, убытки подсчитывает весь мир. Когда Народный банк КНР снижает курс юаня, информационные агентства, занимающиеся экономикой, работают в авральном режиме следующие несколько дней: проанализировать, объяснить, спрогнозировать… А уж когда падают индексы Шанхайской биржи, прогнозисты всех всемирных банков пересматривают свои предсказания в сторону уменьшения. Мировая экономика будет падать? Это ж понятно: всему виной Китай. Расти? Ну, это из-за Китая. У Австралии проблемы? Это ж очевидно: Китаю не нужно столько сырья. Цены на нефть снова пошли вниз? А потому что китайцам столько нефти уже не нужно. Скокнули вверх? Может быть, китайская экономика передумала скукоживаться? В общем, кругом – один Китай. Великий и ужасный. Пугающий и желанный.

Смена ориентации

Пекинские подруги пишут: караул, русские туристы пропали! Пустует ЯбаоЛу (самый знаменитый пекинский рынок), закрываются ориентированные на русских туристов магазины «Сеня», «Юра» и далее по списку, обезлюдели рестораны (о, как я мечтаю о настоящей китайской еде!), скучают массажисты и парикмахеры. Нет туриста. Китайцы во всем винят… нет, не слабый российский рубль и запрет определенным категориям государственных чиновников покидать пределы России.

Как китайцы зарабатывают на юношеских мечтах о Шаолине

У миллионов мальчиков во всем мире при слове «Шаолинь» загораются глаза. Когда мальчики вырастают в мужчин и уходят от романтических отроческих грез, упоминание Шаолиня все равно заставляет их сердце биться быстрее. Но если ехать сюда, то за чем? Легендой, мифом, историей, боевыми искусствами, поисками вселенской гармонии? Четко сформулировать задачу – главное, что нужно сделать перед поездкой в Шаолинь. Потому как если вы за легендами, мифами и боевыми искусствами – это, конечно, сюда. А вот если за историей и гармонией, то лучше поискать их в другом месте. Чтобы не предавать свои юношеские грезы.

С коммунистическим приветом

“Хэй! Хэй! Хэй! Покончим с Гоминьданом! Товарищи, вперед! Хэй! Хэй! Покончим с Гоминьданом!” – поют девушки, одетые в форму, очень похожую на военную. У них сильный цзянсийский акцент, и кроме “Хэй” и “Гоминьдан” (которые звучат одинаково практически на всех языках) не понимаю не только я, но и почти все китайские коллеги. Добро пожаловать в провинцию Цзянси – колыбель китайской революции и Красной армии.